kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

"Наши играют заграничную жизнь"

«Дорогой мальчик» реж. А. Стефанович, МФ, 1974

Конечно, через добрую сотню лет после первого, в нежном ещё детстве, просмотра, да ещё на большом экране, со стереозвуком, в отличном плёночном качестве и первозданном цвете, повтор воспринимается несколько иначе. Нет, я не скажу, что со знаком минус! Хотя, с высоты прожитых лет и некоторого профессионального опыта, недочёты сами бросаются в глаза.

Что о них говорить? Самый главный, на мой взгляд, недочёт это – непосредственно пьеса Михалкова.

Материал, призванный обличать растленный запад со всем его образом жизни, казавшийся автору, возможно, острейшей социальной сатирой, попав в руки содателей фильма, произвёл совершенно неожиданное, противоположенное всему, мучительно втиснутому назидательному, обличительному, пафосному и т.д. заряду, эффект. Дедушка Михалков выстрелил холостым. Запад выплеснулся на экраны в неприлично ярком, манящем, привлекательном виде. Появились красиво и модно одетые люди в джинсах и великолепных авто. И чувственно хорошенькая белокурая Азер в белых шортах и высоких сапогах летела кромкой моря на мотоцикле, как в настоящих заграничных фильмах «до 16». Роза среди прочих гангстеров, живых иллюстраций теории Ломброзо.

Острый, динамичный монтаж Эсфири Тобак, работавшей ещё с Эйзенштейном, вкрапление непривычных ещё для советских зрителей даже в книжном виде, а, тем более, на экране, комиксов, «живые» яркие абстрактные фоны, которые так и хочется назвать уже психоделическими картинками, задают невероятный темпоритм! И всё – под великолепнейшую музыку Давида Фёдоровича Тухманова.

Персонажи несколько картонны, но хочется и этому найти оправдание. Не списывая всё на первоисточник – куда от него денешься? – но – исключительно на стилистику. Если на экране фильм-комикс. То и персонажи «выпилены» оттуда. Манера игры с «плюсованием» (не хочу, уж простите, употреблять слова типа «переигрывание», «наигрывание» и пр.) – в рамках закона этого рисованного жанра, где наиболее важна картинка, самый эффектный её стоп-кадр, в самом оригинальном ракурсе.

Такая же яркая и эффектная, манящая и запретная, возникает на экране Америка. Страна фирменных джинсов и ароматной жвачки, сверкающая огнями реклам, гремящая гитарными басами, ревущая мощными автомобильными моторами. Страна, где стреляют. Где грабят банки. Где всем правит доллар… Наш самый загадочный и, с тем, такой привлекательный враг. Антиреклама – та же реклама!

Там дети крайне невоспитанны и раскованы. Ругаются как средневековые пираты в фильмах 30-х годов и напевают из «Джизус Крайст». В пику главному герою, конечно, противопоставляется советский пионер, который, по закону дедушки Михалкова жанра должен вызывать у нас, его соотечественников, симпатию. А, на деле, - стойкие рвотные порывы в силу его абсолютной, стерильной, клинической какой-то праведности (в редкой школе таких не били!). Но в фильме мальчик, как мальчик… Симпатичный, даже. Фартовый, прикинутый. Сын дипломата, по легенде. За него, случайно похищенного тупыми американскими гангстерами вместо сынка их же, американского, богатея, поднимается весь дипломатический корпус. И парень уверен, что его не бросят, что обязательно найдут. Что может даже начаться война, как бы ни иронизировал по этому поводу его американский оппонент. Его-то по эту сторону удерживают лишь папины деньги… Потому и ведут себя по-разному. Американец – пытаясь бороться за свою свободу, наш – выжидая и, до поры, не переходя к активным действиям. У нас же детей с целью выкупа не крадут.

Впрочем, нам в далёком детстве глубоко было наплевать на политические аспекты. Нас привлекала картинка, быстрая смена которой, естественным образом призвана концентрировать внимание зрителей, притягивать его многообразием цветных и световых пятен. Нас оглушала музыка, лившаяся из динамиков, а тексты песен вообще были немыслимы! Дико было даже представить себе, что с нашей уютненькой, советской эстрады вдруг запоёт кто-то, прося, купить себе автомат «и – баста». Или провозгласит, что для жизни «нужна крепкая голова с крепкими зубами»! Так это всё было далеко от привычных нам детских фильмов! Так далеко… Так далеко… Так давно… Другого такого фильма я, пожалуй, на тот момент не припомню… А сделан он был в далёком уже 1974! Немногим раньше на ТВ был снят телеспектакль по той же пьесе. Он был более каноничен и мальчишек в нём играли две тётеньки.

Так или иначе, но киновариант широким экраном не шел. И это понятно. Очень уж он был «не нашим». Вызывающе «не нашим». Абсолютно не советским! Даже менее советским, чем все вместе взятые нелепые прибалтийские саги о заграничной жизни.

Сколько прокатов имел по ТВ телеспектакль - трудно сказать.

Что ещё можно добавить по этому поводу? Крепкое, в принципе, детское кино. В котором, правда, начисто отсутствует воспитательный эффект. Американец не перековывается «в своего». И советский пионер ни секунды экранного времени не предаётся ностальгии. Перед нами – просто два мальчишки, которых подружило стечение жизненных обстоятельств.

В финале звучит песня о мире и о дружбе, о хрупкости бытия. По стилю и содержанию, невероятно далёкая от всего того, что звучало в незабвенных 70-х с нашей уютненькой советской эстрады…

Tags: видео, детство, кино и ТВ, мемуар
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments