kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

"60 дней"

Обычная аннотация к фильму состоит из довольно скупой фразы-двух. Пишут их специально обученные люди для того, чтобы читали их другие обученные люди. (Примечание: имеется в виду идеальная ситуация.)

Вот пример. «Картина рассказывает о том, как армия формирует личность.» Несомненно, «Бровкин» или «Перепелица»? Первое, что приходит на ум. Ну, может, кто-то ещё вспомнит великолепного Назаровского «Сидорова Вову». Рекомендую запомнить ещё одно название. «60 дней», 1940, фильм Михаила Шапиро с Николаем Константиновичем Черкасовым в главной роли.

Широкого экрана фильм не имел и возвратился к зрителю тоже довольно скромно, в рамках программы «Киноправда» в середине 90-х.

Собственно, обвинения в легковесности и другие претензии, предъявленные к «60 дням» в далёком сороковом, мне, человеку киношному, но сугубо штатскому, имеющему представления об армии, главным образом, по художественным фильмам, рассказам старших и занятиям НВП, тем не менее, ясны. Военная часть показана как образцовый пионерлагерь. С просторными палатами, где кровати в один ярус, столовой с поварами и официантками, где столы покрыты белоснежными скатертями и на каждом – вазочка с цветами. Где командиры терпеливо возятся с каждым разгильдяем из своих подчинённых, а разгильдяи, в свою очередь, могут спокойно позволить себе, как прибывать на сборы с опозданием, вести себя неподобающим образом, манкировать занятия и при этом – ни разу не сделав из того должных выводов. Даже, не вылезая из нарядов. Впрочем, речь идёт не об обычной армейской службе по призыву, а о специальных командирских сборах и там, быть может, и условия получше и требования не такие жесткие. Не знаю. Не буду сочинять.

Но всё по порядку. В одной больнице работают два врача. Один – бодрый, активный доктор Пугачёв, второй – тюфяк и мямля, «шляпа», доктор Антонов, по прозвищу «Евгений блаженный». Один – хирург, второй – исследователь, занимающийся проблемой поиска возбудителя рака. Оба крайне нуждаются в дополнительных помещениях. Больница как раз строит новый корпус. Пугачёв, не желая ждать, просто требует себе помещения мямли Антонова, а тот не решается возразить… Антонову ассистирует девушка Люся. Она нравится обоим докторам, но Антонову не хватает решимости открыться и инициатива вновь у конкурента.

И очередная напасть – обоих вызывают на военные сборы. Антонов прибывает в часть с чемоданом своих научных книг, абсолютно штатским человеком, без выправки и элементарных навыков субординации. С трудом припоминает, что «проходил в институте» курс неармейской подготовки…

Уже стоя в строю на командирское «Здравия желаю!», добродушно отвечает: «Привет!». Этот «Привет!» теперь пристанет к Антонову надолго, дав повод сослуживцам хихикать за его спиной.

Тактические занятия Антонову скучны и неинтересны. Он продолжает трудиться над созданием чудодейственного средства от рака, проявляя чудовищное упрямство, упёртость и эгоизм, то и дело повторяя, что бой – не его стихия.

Ко всему, Антонов попадает под начало своего «с гражданки ещё» недруга Пугачёва. Этот, во всём лучший, везде становится на пути «Евгения Блаженного».

Ни сослуживцы, ни комсостав не могут подобрать нужного ключика к странному командиру запаса… Но собственная гордость есть и у Антонова. Тогда-то, на его заявление, что тот готов отдать жизнь в бою, мудрый командир и возражает, что его благородное ремесло, медицина, стоит на защите жизни, как и военное дело. Антонову предлагают прочесть бойцам лекцию о своих изысканиях. И состав неожиданно совершенно в другом свете начинает видеть вдруг своего сослуживца. Так, проходив определённую часть сборов в разгильдяях, Антонов-таки втягивается и начинает понимать возлагаемую на него, как на потенциального красного командира, ответственность. Занятия по тактике боя захватывают его сначала – на уровне макетного ящика с песком, затем – в полевых условиях учебного боя, из которого доктор выходит победителем. И не просто победителем, а – одержавшим верх над своим извечным конкурентом Пугачёвым.

Воодушевлённый и преображенный возвращается Антонов в свою больницу. Решительно и твёрдо заявляет начальству, что не намерен отдавать свои помещения Пугачёву. Потом зажимает в углу оторопевшую от его напора, Люсеньку.

Такой, в общем, нехитрый, сюжет. На важную тему, но отдающий мелкотемьем. Что это за соперничество может быть между двумя бойцами Красной армии?! Что за индивидуализм с обеих сторон?! Что за рефлексии и частности?! И, где, наконец, чётко выраженная роль коллектива в становлении личности?!

Кисунько предположил тогда, в «Киноправде», что роль Антонова – пожалуй, последняя комедийная роль великого Черкасова. Конечно, после «Ивана Грозного», «Александра Невского» и других сложно представить себе, что начинал Николай Константинович, именно, как эксцентрик, яркий комедийный актёр. В тридцатые годы им была создана, наверное, главная галерея экранных чудаков, от Кольки Лошака в до Паганеля и Пата. После «60 дней» будет ещё «Весна», но образ, в котором предстаёт Черкасов в этом фильме, начисто лишен яркой индивидуальности. Это – не Паганель. Тут не разыграешься – лишь текст и проходы. Может, именно в силу того, что роль была выписана без особой тщательности, на неё и был приглашен именно Черкасов, в надежде, что он вытянет образ? Не буду фантазировать. Но Черкасовские талант и обаяние поистине творят чудеса!

Картина «60 дней» получилась лёгкой, доброй и весёлой. И агитационная её подоплёка как-то незаметно уходит на второй план. И хочется верить в армию, смесь пионерлагеря с санаторием, с доброжелательными командирами-няньками, способными не просто перевоспитать, но в корне изменить безвольного мямлю Антонова, сделав его к финалу смелым и решительным тактиком.

Tags: кино и ТВ
Subscribe

  • Про наших

    Признаться, я, как и, вероятно, многие, не раз мысленно задавалась этим вопросом. С кем были бы все эти люди, перешагни они рубеж Перестройки,…

  • Курсом на тартарары!

    С ностальгией вспоминаю времена, когда выходила на улицу без маски. Но зато я с удовольствием ношу перчатки. Это стильно. Не резиновые, конечно, а…

  • Лингвистический казус

    Дело было в пятом, примерно, классе. Нас отпускали на каникулы, снабдив списками литературы, которую следовало прочесть за лето. Ладно бы ещё по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments