kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

"Пропала грамота"...

Экранизация – штука тонкая! Особенно экранизация классики. Как ни крути, но сколь бы ярко и сочно ни был бы прописан образ на бумаге, та же «птица-тройка» и «Русь-тройка» на экране представится лишь упряжкой из трёх лошадей.

Мой Мастер говаривал одно: режиссёр никогда не должен стоять на коленях перед автором. Что означало буквально следующее: не авторский текст переносится на экран, но тщательно переписанное, переведённое на язык визуальных образов, действие, с первой до последней страницы из тех, которые вы намерены экранизировать.

Он-то знал, о чём говорит. Сам немного снимал по оригинальным сценариям. В основе большинства его картин лежало литературное произведение, получавшее всякий раз совершенно новое, неожиданное решение и начинавшее жить собственной, новой жизнью со дня премьеры.

Такой подход – безусловный шок для библиофилов. Но, разве не они же сами, грозно «тыча в книжку пальчик» ищут блох в последовательно перенесённой на экран литературе? Примерам несть числа – приводить не буду.

Что касается экранизаций произведений конкретно Н. В. Гоголя, то его ставили и так и эдак. С одной стороны боязно менять что-то в канонических текстах, известных каждому со школьной скамьи, с другой – столько простора в гоголевских строках, что тесно становится истинному творцу, связанному текстами по рукам и ногам. Тем более, как показывает практика, суховат оказывается подстрочный Гоголь на киноэкране.

«Пропавшую грамоту» экранизировали дважды. Впервые – в мультипликационном переложении – выдающимися мастерами жанра, сёстрами Брумберг, при участии главного киночудесника всех времён А. Птушко. Тогда был сделан заметный шаг в сторону от Гоголя. Но сделано это было вынужденно: фильм адресовался детской аудитории и, следовательно «страшная» составляющая его, с участием разнообразной адской нечестии, была довольно сильно смягчена. Зато придуманы оригинальные ходы, например, в сцене игры в карты с ведьмой.

Игровая версия «Грамоты», снятая режиссёром Борисом Ивченко в 1972 году, при участии Ивана Миколайчука, по сценарию Ивана Драча, была поистине блестящей! При таком созвездии авторов она и не могла случиться иной!

Сколько раз берусь говорить об этом дивном фильме, столько раз, сбиваюсь на полуслове. Эмоции берут абсолютный верх! Неожиданное, яркое явление, фильм, полностью выдержанный в стилистике Украинского поэтического кинематографа, но стоящий несколько особняком в силу театральности, лёгкости. В пику, например, перегруженному сюрреалистическими условностями и изобразительным эстетизмом «Купале» Ю. Ильенко.

Поэтичная комедия, хотя и близкая по стилистике к площадному балагану (откуда берут начало все сценические жанры), но без нарочитой клоунады и комикования. С максимально точными попаданиями в образы и ситуации, исполненная, доброго юмора, иронии и сарказма, как в тексте, так и в картинке. Действие проработано филигранно, до полутонов. Впрочем, тонко чувствующий мастер, Борис Ивченко уже в ранних своих картинах, «Аннычке» и «Олесе» показал умение работать с этими самыми «полутонами». Где всё одновременно очень просто внешне и невероятно сложно внутри.

Главная сюжетная линия в основе своей сохранена, но тщательно переработана. Думаю, и сам Гоголь благосклонно отнёсся бы к киноредакции своей повести. Если бы, конечно, узнал её.

Я нарочно ухожу от пересказа сюжета. Не потому, что он известен по литературе, нет. Просто даю возможность каждому самостоятельно сделать для себя открытие нового (картина не имела в своё время широкого проката) фильма. Да и не втиснешь всего в обзор. Этот фильм надо смотреть. А, если писать о нём, то – либо общо, в плане информации, либо делать подробный разбор, чему здесь не место и не время. Скажу только, что разочарованные будут, но разочарованы будут немногие! Я влюбилась в эту ленту с первых кадров. Влюбилась дважды. Во второй раз – когда посмотрела фильм на украинском языке. Языка я не знаю, разбираю его с трудом, но истинную органику ленты можно оценить именно в оригинальной версии. Русскоязычная версия сделана теми же артистами. Но голос Миколайчука звучит как-то по-другому, не так, как в «мове». И теряется великолепная игра слов, как в сцене с картами: «Василь! Христом крой! – Та нема же христа!» (В русской версии: «Василь крой крестом. – Да нет же креста!»).

Киноманы углядят аллюзию к Довженковской «Земле» в сцене ада (сцена со стариком).

А любителям и коллекционерам «крылатых фраз» следует записывать по ходу. Я начну.

«Опять жена будет кричать, что ни для чего не гожусь, кроме приплода…»

«Добрые люди! Куда это вас несёт?»

«Василь! Ты едешь к царице. Скажи ей: муж у меня с дефектом, а я ребёночка хочу. Пусть там, какие лекарства… А то и сам…»

«За поводом не пью!»

«Лошадей! Им.»

«Поедешь прямо – там будет озеро. За озером – корчма. А за ней и Санкт-Петербург.»

«Горилки будем, Немного. Но ведро. Два ведра.»

- «Андрей, может, покаемся?» – «Иди к чёрту! Не видишь, человек в карты проигрывает?!»

- «Что пьёшь?» - «Смолу. Видишь, втянулся?»

- «Хлопцы! Царица дома? Царица в хате?»

- «Тяжелый стервец!» - «Зато, как булькнул!»

[о царице] «Воспитанная! Вот так плюнет… Что бы ты сделала? А она плюнет и сразу разотрёт!»

Tags: кино и ТВ
Subscribe

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • et tout à coup ...

    Путин кашлянул. Это вам не баран чихнул!

  • «... веют над нами...»

    А, что, сегодня, действительно, гудели сирены?! Я не слышала. И много ещё, кто, в разных районах города не слышал. В общем, с уверенностью могу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments