kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Из старенького

август 2011

УМИРАТЬ СМЕШНО.
ПРО ХВАНА И ПИРОГИ
(не совсем рецензия, или не рецензия совсем)

Дело было в конце девяностых. Моя подруга, журналистка, авторитетно поведала мне по телефону о новом для себя кинособытии по имени Александр Хван и скором выходе в прокат его очередного фильма, на премьеру которого она приглашала меня. Для меня это имя было ново. Горячим желанием непосредственно прикоснуться к творчеству молодого режиссёра я одержима не была. Но мы на тот момент уже больше года не виделись с подругой и подвернувшая вдруг премьерка в Госкино оказалась весьма кстати. Почему было не воспользоваться стечением обстоятельств?!

Обычно, с бухты-барахты я не кидаюсь с головой во все тяжкие культурные мероприятия. Обязательно предварительно хоть что-то да прочту. Хван оказался учеником Лиозновой, а это уже, как минимум, не ком с горы, а представитель очень крепкой ВГИКовской мастерской. Ах, слишком, слишком много значат порой для нас имена уважаемых Мастеров! Порою, даже чересчур…

Надо сказать, что, по дороге на премьерку, мы заскочили в Дом Кино, где шла программа «Святой Анны». Уже оттуда, отравившись низкопробным, мусорным артхаусом, мы мчали на Гнездниковский, чтобы прочистить засорённые фибры души предполагаемой встречей с прекрасным. Она – прикосновением к творчеству любимого Хвана, я – предвкушением открытия нового для себя имени.

Зал был полон журналистами всех изданий и всех мастей. Не помню уже, была ли торжественная часть перед началом. На тот момент мы уже часов шесть были на ногах, голодные и продрогшие. Я удобно устроилась в объятиях тёплого кресла, а окончательно благостное настроение мне возвратило сообщение подруги о том, что в конце мероприятия журналистов здесь обычно кормят. Воздух так и гудел от беспрестанно повторяющегося волшебного слова «пирожки». Однако я отвлеклась. Кино!

Сюжет фильма завязывался по канонам мелодрамы. Героиня – скромная театральная костюмерша в исполнении Полины Кутеповой, Герой – скромный влюблённый маньяк, Александр Лазарев мл.. Они встречаются при довольно драматичных обстоятельствах, два неприкаянных одиночества, и начинаются чудеса: один за другим принимают смерть от руки героя все возможные, прямые и косвенные, обидчики героини.

Каждый летальный исход преподносился зрителю столь нарочито, театрально и пафосно, что по залу вначале пошла хорошая позитивная вибрация, называемая киноведами «коллективной душой», быстро перерастая в необыкновенное веселье, раз за разом взрывавшее атмосферу аплодисментами и раскатами здорового хохота. Двое журналистов, сидевших рядом с нами, давясь от смеха, пророчили гибель очередного экранного персонажа. И те действительно умирали один за другим, тяжело, глупо, бессмысленно, предсказуемо. В финале следом за своими жертвами отправился и главный герой. Впрочем, такой исход не стал чем-то совершенно уж неожиданным. Единственно многие, параллельно обсуждавшие экранное действо, согласились, что не были до конца уверены, что, при таком раскладе, останется в живых героиня.

Надо заметить, что ещё примерно за полчаса до финала в зале начало нарастать и какое-то параллельное оживление. Это кто-то сходил на разведку и вернулся с сообщением, что знаменитые «Госкиновские» пирожки доставлены, их мало и всем может не хватить. Известие быстро распространилось по залу. Парами-тройками, зрители начали выбираться по рядам в фойе, где тем временем накрывались столы, и возвращались, держа в руках вкусно пахнущие свежей мясной начинкой, промасленные кулёчки и свёрточки. Движение прекратилось когда включили свет.

Зал зашелся в неистовом рукоплескании. Многие вытирали слёзы, стараясь не встречаться взглядом с коллегами, дабы снова не пробило на безудержный смех.

Хван поднимался на сцену какой-то потерянный и оглушенный.

- Наконец-то свершилось! – Взял слово первый из собравшихся журналистов в зале. – Наконец-то к нам вернулся жанр чёрной комедии!

Следующие ораторы также благодарили режиссёра за доставленные позитивные эмоции. Хван растерянно хлопал глазёнками и на лице его читалось недоумение.

- Это не комедия... – Наконец, пробормотал он.

Зал стих, ибо только что увиденное на экране мало ассоциировалось с заявлением режиссёра. А Хван принялся объяснять собранию, что те имели удовольствие видеть образец совершенно иного жанра. Серьёзную драму. И журналистам пришлось выкручиваться. Кому-то вовремя пришелся на память «Ангел-хранитель». Уцепившись за эту мысль, начал выруливать из растерянности и Хван. Журналистам представили художника-постановщика и оператора картины. Больше на премьеру никто из группы не пришел.

В приподнятом настроении мы перешли из зала в фойе к накрытым столам, где действительно не всем хватило пирожков, но было много другой еды. Ко мне подкатился незнакомый журналист, который, под впечатлением от увиденного, плакал и смеялся одновременно. Он хотел о чём-то говорить, но не мог: до слёз душил смех. Все вокруг жадно обсуждали и ели. А мне захотелось поскорее уйти отсюда. Было ощущение, что меня жестоко обманули…

Подруге, расписавшей мне Хвана чуть ли не как единственную надежду отечественного кинематографа, после просмотра было неловко передо мной. «У всех бывают неудачи…» - Расплывчато заявила она и мы больше не возвращались к означенной теме.

Был март, стояла непроглядная темень, шел снег. Вместе с нами здание Госкино покинули ещё несколько человек, которых знала моя подруга. Мы брели небольшой группкой по Тверскому бульвару в отличнейшем настроении и обсуждали ближайшие премьеры.

Позже мне довелось второй раз посмотреть «УЛ». Повтор мало изменил моё отношение, как к фильму, так и к творчеству Хвана в целом. Было скучно. Большое значение имеет всё-таки, пресловутая «коллективная душа»!

Спустя несколько лет, мы сидели с одним знакомым за столиком в Белом зале Дома Кино, когда на моего визави ураганом налетел всё тот же Александр Хван, с лёту принявшись обнимать и целовать его. Это было неприятно, неприлично, некрасиво и невежливо по отношению к окружающим.

Перестав целоваться, но всё ещё жарко дыша, Хван интимно сообщил моему визави, что скоро выходит его «Кармен», а сегодня по ТВ – его новелла про квартирную аферистку. Чтоб посмотрел обязательно!

И убежал куда-то. Визави смущённо взглянул на меня и произнёс:

- Это режиссёр Александр Хван.

- Я знаю. – Отвечала я.

Новелла про украинскую аферистку по ТВ за несколько минут возвратила меня в незабываемый мартовский день, когда, ещё не зная никакого Хвана, я смотрела дрянную программу «Святой Анны», уговаривая себя, что не всё ещё так плохо в нашем кинематографе. Ведь, - как тогда утверждала моя подруга, а она немного разбирается в кино, - у нас ещё есть надежда. И имя её – Александр Хван… Такие вот, пирожки…

Гора (Герасимов) родила Глыбу (Лиознова); Глыба родила Мышь Вошь Хвана…

Ну, а, если серьёзно, то можно было бы долго писать о том, что плохая драматургия – едва ли не главный бич современного отечественного кино. Может быть, даже больший, чем плохая режиссура, ибо фигура режиссёра может выгодно спрятаться за спинами оператора, художников, актёров и того же драматурга, так и не показав собственного кинопочерка.

Можно было бы посетовать современным операторам на неуместное использование системы «студекам» для панорамного «полива» там, где можно обойтись статикой. На то, какое неприятное впечатление производит панорамирование широкоугольной оптикой.

На бедность, которая не позволяет брать в аренду павильоны, отчего приходится переносить съёмки в квартиры и другие, мало приспособленные для этого места. Где, на ограниченном пространстве, волей-неволей снова возникает пресловутый широкоугольник на студекаме и никуда ты от них не денешься… В этом месте хорошо было бы попенять тому же господину Шахназарову, что заламывает за аренду производственных помещений немыслимые цены…

Можно было б поистерить, сетуя на тотальный непрофессионализм, безграмотность, всеобщее стремление быть «правильно понятыми» на западе через головы отечественного зрителя. На неуважение к зрителю, к старшим коллегам. Незнание молодыми режиссёрами творчества отечественных Мастеров, истории кино и многое, многое другое. Но всё это – «если серьёзно». Если о серьёзном. А это – не есть рассматриваемый выше предмет.

Напоследок неплохо было бы порассуждать о том, что киноведение и журналистика, суть, профессии разные (а, как мы знаем, на последнем Михалковском съезде самой гильдии киноведов, где большинство – ВГИКовцы, вменили в вину некомпетентность в вопросах кинопроизводства). Зачем и для чего нужны в современной ситуации все эти параллельные структуры вроде обоих киносоюзов, архаичного монстра, кинофилиала от ГБ, «Совэкспортфильм»? Или мало, что решающая в делах умирающей отрасли, контора под красноречивой аббревиатурой ФАКК (Федеральное агентство по культуре и кинематографии), правоприемница приснопамятного Госкино, где по-прежнему «пирожков» на всех не хватает, а - только на тех, кто со своей «закваской».

Tags: "тяжела и неказиста", брюзжание, кино и ТВ, мемуар, мир кино, размышления
Subscribe

  • «Т»&«П»

    Мгновения, как мы знаем, раздают всем сестрам по серьгам. Развивая тему из того же источника, можно легко прийти к тому, что из мгновений ткётся…

  • Тезисы. 1. Вводное

    Начало отсюда Не дело муз, как известно, заявлять о себе, когда говорят пушки. И, вроде бы, верно: никому не под силу быть услышанным на фоне…

  • Сценарий рабочий

    Просто вспомнилось вот это замечательное кино. И чего только ни случается с этими генералами... Кино и жизнь взаимно обогащают друг друга.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments