kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Будто вчера...

На первом курсе мы проходили фотокомпозицию. Выяснилось, что никто в группе в фотоделе, мягко говоря, не асс. Педагог только разводил руками. Не возмущался, не иронизировал. Был крайне спокоен в полном соответствии со своей необычной фамилией. «Как же, в самом деле, мы будем работать, если не разбираемся в фотоделе?» - Подумывала и я, хотя фоторемесло для нас было не основным предметом… Нам предложили порисовать. Для начала – составить композицию из трёх геометрических фигур. Задания я не поняла… Мне вообще не хватало культурной базы. Я начала врубаться, когда стала рисовать сюжетные композиции. Суть предмета много позже мне объяснил в деталях знакомый фотограф, а тогда я действовала интуитивно и наш педагог это прекрасно понимал.

Время от времени он провоцировал нас. «А, кто из вас, - обводил он аудиторию лукавым взглядом, - любит Тарковского?» Все поднимали руки. «А, кто на самом деле любит?» Снова лес рук. «А, кто не любит?» Тут аудитория стушевывалась. Мы начинали посматривать друг на друга, а педагог улыбался. «Имейте мужество признаться честно!» И он рассказывал о том, как, выходя с тематических «посиделок» коллеги, минуты назад, рассуждавшие о гениальности Тарковского, отплёвывались от собственных же слов. Ведь не любить Тарковского не модно… Тут, конечно, все посмотрели на меня и педагог тоже взглянул вопросительно.

«Вы не любите Тарковского?!» Я смутилась и сглотнула комок. «Люблю, - пробормотала тихо, - но только один фильм. И тот – из-за операторской работы…» Педагог улыбнулся. «Этот фильм делал заведующий нашей кафедрой. Вот его портрет.» Он поднял руку, указывая на фото молодого Юсова. Тогда я по невежеству впервые слышала это имя, но запомнила навсегда…

А, спустя год, мы, молдые режиссёры, теребя свои первые, подписанные Мастером, заявки, сидели в кабинете заведующего кафедрой операторского мастерства и Он, сама легенда, спокойно, как с коллегами, разговаривал с нами. Он сам, лично (!) просматривал наши сценарии и теперь по каждому выносил свой вердикт. Мы были небезнадежны! Признание Мастера такой величины было для меня едва ли менее ценно, чем признание моего собственного Мастера.

Потом говорили о трудностях, какие переживает институт, кафедра. Что операторы рвутся в бой, желая работать самостоятельно. Что первокурсники ещё не готовы, а старшекурсники уже ощущают себя мастерами и так далее, далее, далее… С нашей мастерской вообще мало, кто хотел иметь дело. Так сложилось, что набирали нас пишущих, играющих, по возможности, универсально одарённых. Поэтому мы сразу расплевались со сценаристами, активно взваливая на собственные плечи весь кинопроцесс от заявки, до, непосредственно, съёмок и исполнения ролей… А снимать не умели… Но нас было не удержать! А после той беседы в кабинете Юсова, мы, трое из двенадцати горячих голов, кажется, начали понимать, что в кино существуют и другие профессии. Что кино – искусство синтетическое и говорить внутри него мы должны на универсальном языке, понятном каждому из участников съёмочного коллектива. Собственно, чего пытался добиться от нас и наш Мастер…

Вот, и всё… Ни о чём получилась запись. Много было в разные годы разных встреч с обладателями громких имён и разновеликих талантов. На близком расстоянии они часто оказывались иными. Уважение к одним осталось прежним, к другим улетучилось вон в силу тех или иных довольно неблаговидных поступков или высказываний. Но благоговейное отношение сохранилось лишь к единицам. Вадим Юсов - один из них…

Tags: c`est la vie..., даты, люди, мемуар, мир кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments