kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Парк моего детства

Сериал о ЗнаТоКах сегодня уже сам по себе стал документом советского времени. В немногочисленных натурных кадрах осталась запечатлённой старая, знакомая с детства, Москва. Та, усиленная борьба с которой началась перед Олимпиадой и закончилась в 90-х.

Особенно дорог эпизод из серии «Он где-то здесь». Где семья главного героя выезжает на выходные в парк. Ничего особенного, но снимался он в нашем парке. ПКиО им. Ф. Э. Дзержинского.


Камера установлена у сцены Зелёного театра. Хорошо виден пруд, где отдыхающие катаются на лодках. Уютный уголок со скульптурой «Материнство». Милый образчик садово-парковой скульптуры. Неподалёку, в кустах, стояла другая фигура, изображавшая женщину со снопом, олицетворяющая Плодородие. Поодаль, также изрядно подзаросший кустарником и  ветвями деревьев, стоял на постаменте гипсовый Ленин. И, конечно же, всех посетителей встречал на центральной аллее молодцеватый, похожий на гусара во френче, Феликс Эдмундович, чьё имя носили тогда и парк, и район. В годы Перестройки, когда была объявлена война памятникам, Ленина и Дзержинского из парка убрали, а с ними сгинули неизвестно где мать с ребёнком и женщина со снопом, а также несколько цветочных ваз. Разрушили только что возведённую стену серого мрамора с профилем Железного Феликса.

Тогда боролись с «пошлостью», но добились обратного эффекта. Сегодня парк пошл, как никогда. Скромные кафе и шашлычные разрослись до ресторанов. Посетители к ним подъезжают на авто. Из динамиков звучит какофония новомодных звуков и птицы в парке почти перестали петь… Мои ровесники же с печалью вспоминают прежние времена… Тогда никому в голову не пришло бы прикатить в парк на машине. Даже с велосипедом было нельзя, как нельзя было приходить сюда с собаками.

В лесной зоне располагался огромный пивбар. Народу там всегда хватало, а гул голосов разносился по округе, как звук рабочего трансформатора. Но валяющихся пьяных в парке не было! Ходячие были, да…

На аллее, идущей к пруду, играли на баяне. Старшее поколение пело частушки и плясало. Такой же, народный театр/цирк был довольно распространённым явлением в городских парках. Посиделки начинались с наступлением сумерек.

Одну частушку я запомнила, когда мы с мамой однажды, возвращаясь домой, остановились на весёлой аллее. Драл глотку мужичок с испитым лицом, лихо дробивший каблуками асфальт напару с датенькой же, разбитной тёткой.

«Я свою любимую
Из могилы вырою.
Вырою, помою
И опять зарою.»

Я нашла этот текст очень смешным, но мама моего восторга не разделила и запретила это где-нибудь исполнять…

Однако, ударившись в воспоминания, я отклонилась от темы.

Приехав в парк на собственном четыреста первом «Москвиче», семейство направляется в сторону карусельки. Идёт несколько перебивок с диковинными аттракционами, снятыми не у нас.

На полукустарной, с закреплёнными на полотне педальными автомобильчиками, которые у половины моих ровесников были в личном распоряжении, а для второй были предметом мечтаний, катаются дети. В автомобильчиках сидят не все. Некоторые – в сварных металлических креслицах. Эти креслица карусельке – самые родные!

Теперь уже только мои ровесники помнят, что изначально карусель эта стояла… Прямо в пруду. Да, да. У берега, у той самой стрелки, где держала на руках гипсового младенца его гипсовая мать. Со стороны берега был деревянный помост, на который выходили дети и их по одному, без толкотни, заботливо усаживал в эти самые креслица добрый дядя в кепке и клетчатой рубашке. Он же лично привязывал каждого ребёнка брезентовым ремнём. Когда креслица вдоль помоста заполнялись, он вручную, или коротким нажатием на кнопку пуска, поворачивал карусель, подгоняя свободные посадочные места. Самый кайф состоял в зависании над водой! Сквозь рейки под ногами, близко-близко, плескались волны пруда, шевелились зелёные водоросли на дне.

Это была моя наилюбимейшая карусель! Посоревноваться с ней могли лишь «Скачущие лошадки». Почему группа не сняла лошадок? Они были так живописны! Даже, когда в один прекрасный день вдруг замерев и перестав ритмично наклоняться вперёд-назад, имитируя скачки, просто полетели по кругу. Тогда у меня совсем пропал к ним интерес… Эта карусель – долгожитель! Лошадки были литые, металлические. Чтобы мы не сидели на холодном, на каждую привязывали попонку из колючей ковровой ткани. На головах лошадок, на уровне ушей, было по две деревянных ручки, чтобы малолетние наездники держались и не разбивали лица о металлические холки коней. Выкрашены лошадки были в белый, чёрный и красный цвета.

Когда, много лет спустя после того, как я лихо проскакала по кругу на этой карусельке в последний раз, я подошла к ограде и спросила старенькую смотрительницу, почему наши лошадки больше не скачут, старушка заулыбалась. «А Вы наша!»

Я сто тысяч лет не была в моём парке...

Tags: welcome, Москва, Останкино, даты, детство, кино и ТВ, мемуар
Subscribe

  • «Т»&«П»

    Мгновения, как мы знаем, раздают всем сестрам по серьгам. Развивая тему из того же источника, можно легко прийти к тому, что из мгновений ткётся…

  • Тезисы. 1. Вводное

    Начало отсюда Не дело муз, как известно, заявлять о себе, когда говорят пушки. И, вроде бы, верно: никому не под силу быть услышанным на фоне…

  • Сценарий рабочий

    Просто вспомнилось вот это замечательное кино. И чего только ни случается с этими генералами... Кино и жизнь взаимно обогащают друг друга.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments