kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

  • Mood:

Островок киноправославия.

Несколько лет назад некий молодой человек принёс сценарий о современном святом. Молодой человек был воцерковлён. Служил просвирем при какой-то обители и даже обучаться греховному ремеслу кинематографа сподобился лишь у Бурляева. Житие начиналось, как и водится, с мирского периода жизни главного героя фильма. И развивалось последовательно, от мала до велика. Герой последовательно являл подвиг истинной веры, начиная с преподавания слова божьего в мирской средней школе – к абсолютной святости. Любил врагов своих, усердно молился, смиренно сносил тяготы. Однако, при таком, в общем-то, грамотном раскладе, вопреки законам жанра, сам персонаж не развивался .
Автор был категорически не согласен с редакторским мнением, отказываясь взглянуть на своего героя чуть шире, чем как на святого, но – как на экранный образ.
Так повелось, что иконой жанра (если, конечно, церковную тематику в кино можно объединить в отдельный жанр), пока что остаётся «Андрей Рублёв». Несмотря на то даже, что фильм сделан не о святом иконописце, а о художнике, творце. Как ни крути – кино остаётся искусством гуманистическим, адресованным человеку, рассчитанным на восприятие человеком, как через зрительный образ, так и через метафору, настроение. Восприятие зрителем происходящего на экране во многом объективно. Невозможно ничего узнать о людях на экране сразу, кроме того, разве, что определить их половую и возрастную принадлежность. По мере развития сюжета дозируется поступающая информация. Абстрактные же понятия вроде «святой» или «грешник», которые воспринимаются каждым в меру собственных представлений, не информативны. Кино это действие. Действие это – развитие. Всё это предполагает наличие сюжета. Отсутствие его – совершенно иной жанр. Уход в «чистое кино», в эксперимент дадаистов 20-х годов прошлого века и пр. «А смешивать два эти ремесла» искусников, в хорошем смысле слова, ныне мало…

Житие – жанр особый. Иллюстративный. По внешней форме ближе к комиксам. Комиксы же вещь специфичная, апеллирующая к аудитории с помощью визуальных форм, которые должны быть предельно лаконичны и привлекательны. Касаясь же образов мира духовного, как-то не совсем этично облекать повествование в красивую картинку, причём, тем более красивую, чем меньше предполагается активного действия. Здесь ему взяться просто неоткуда, ибо вся работа персонажа – его внутренние переживания, да малопривлекательная с виду аскеза.
Если же обычное человеческое начало, плотское, слабое, греховное, смертное становится основой, облекаемой впоследствии в ризы и дух. Если от рождения до «преображения», либо без «преображения», просто до могилы, человек проходит через испытания и проделывает большую внутреннюю работу (прошу прощения за столько дежурных штампов сразу), это тотчас же вызывает живой отклик. Примерно так, если кратко, было в «Рублёве». Ничего этого, если кратко, не учёл наш православный сценарист.
Этот случай пришел на память, когда я смотрела Лунгинский «Остров». Сразу же хочу сказать, что фильм режиссёру удался. Есть в нём чётко выраженная мысль, идея, чего уже давненько не встречалось в отечественном кино. Ощущается подводимая под ремесло культурная база. Например, ассоциативная перекличка с «Голым островом»: тот же темпоритм, скудный пейзаж и бесконечная линия горизонта, подчёркивающая отдалённость заброшенного уголка.
Я довольно поверхностно знакома с творчеством Лунгина, но, по просмотру двух лент, могу предположить, что он – режиссёр «актёрский». Менее полагаясь на себя, даёт полную свободу исполнителям. Это довольно скользкий путь, как мы видим уже из следующего фильма, «Царь». В «Острове» ансамбль закладывался уже в правилах игры. «Царь» же нестроен и распадается на отдельные «соло» вкупе, дающие скорее какофонию, нежели стройный хор. Впрочем, о «Царе» уже было сказано ниже.
Не до конца оправдавшая себя практика первых лет существования кинематографа, практика приглашения натурщиков вместо профессиональных актёров, в редких случаях имеет право на жизнь. Это – что касается исполнителя главной роли. Однако непрофессионализм даёт себя знать в эпизодах, где требуется актёрская игра. Но это вряд ли будет заметно ненамётанному зрительскому глазу. Все основные направляющие и ходы выписаны и выверены настолько грамотно и чётко, что практически нет в фильме навязчивых «провисов», пустот и длиннот.
Фильм повествует не об абстрактных схимниках, но – о людях, принявших схиму. Каждый шел к этому своим путём, оставляемым за кадром, но каждый – преступив через своё, человеческое, начало. Для того чтобы подняться необходимо бывает пасть. Только и пасть дано не каждому. Одного удерживает гордыня, другого стяжательство. Оттого не находит внутренней гармонии с самим собой нелепый монах по имени Космос, ищет, мечется, старается как лучше, но не обрящет… Приятно, что взгляд на служителей культа дан скорее по-доброму иронический, нежели благоговейно-елейный. Внешняя форма же и реалии, тема кино – исключительно благодатная почва для продвижения фильма за рубежом. Экзотика русского севера, отдалённого христианского скита, необъяснимые чудеса, вершимые через простого истопника.
У меня, как у человека далёкого от церкви, правда, возникает некоторое опасение, что за церковной патиной отечественный зритель не увидит фильма как такового. А, ведь, то, что мы видим на экране – настоящее кино. Довольно редкое на сегодняшний день явление.
Наше время смешало понятия. Народ ломалнулся в церкви, обвешался крестами и иконами. Но кинотеатр – не молельный дом. Здесь, на внутреннем пространстве, фильм может быть воспринят как, своего рода, агитка. И за внешней смысловой не будет увидена кинематографическая канва произведения. Примерно в силу тех же причин фильму будет обеспечен успех за рубежом. Вот, примерно так…

Tags: кино и ТВ, размышления
Subscribe

  • Первый обналиченный гвоздь в крышку движения

    А я всегда говорила, что эта птица никуда не летит! Она на-ри-со-ван-на-я! Не-на-сто-я-ща-я! И я всегда говорила, что такое количество баб в…

  • Ich liebe Deutsch!!!

    Ich liebe die deutsche Sprache, aber eine seltsame Liebe. Seltsame потому, что etwas Natives ist gehört. Да. Что-то слышится... Русский? Да.…

  • Про наших

    Признаться, я, как и, вероятно, многие, не раз мысленно задавалась этим вопросом. С кем были бы все эти люди, перешагни они рубеж Перестройки,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments