kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Календарь внутри меня (ко дню театра)

Вчера, на сон грядущий, вдруг вспомнила, что я читала на вступительных… И поймала себя на мысли, что с далёкого сентября 1993 ни разу не повторяла тех текстов. Впрочем, я даже не помню, сентябрь ли то был или ещё август… Наверное, всё-таки, август.

Отрывки я подбирала бессистемно. Потому, что представления не имела ни о каких системах. Просто, выучила, как в школе, и пошла на экзамен. Поступала, естественно, сразу в два вуза. Первый казался мне слишком мажорным и блатным, поэтому старалась не особенно. Да ещё и повздорила с председателем приёмной комиссии почти с порога, хотя и по делу… Он до сих пор не здоровается со мной. Заметьте, я пропустила мимо ушей его идиотскую шутку по поводу моей труднопроизносимой фамилии. А вот по поводу неуместных шпилек в сторону творчества Эйзенштейна промолчать не смогла… Да и чёрт с ним, собственно, с этим председателем. Я всё равно училась потом не у него. Кстати, да! Я же тогда поступила!

А читала я отрывок из Флобера, «Бовари», самое начало. «Мы были в классе..» и т.д. Ну, куда ж мне без французской литературы?! Басню не помню, но подозреваю, что «Зеркало и обезьяна», либо «Мышь и крыса». А вчера вспомнила именно поэзию. На моём вступительном это был «Воздушный корабль». Люблю чернуху романтику, ничего не могу с собой поделать! Вспомнила, и прочла наизусть. Хотя учила ещё в классе пятом…

Нас запускали пятёрками. Отрывки не дослушивали до конца. После того, как мы выступили, нам предложили некое подобие этюдов: рассказывать свои отрывки друг другу. Парень с западной Украины, которого я избрала себе в качестве жертвы собеседника растерялся и просто слушал меня, открыв рот и хлопая глазами. Кругом стоял гвалт – четверо абитуриентов одновременно чесали языком. Я махнула рукой и присоединилась к прочей четвёрке. Украинец вылетел. Но он и не был достаточно хорош. Чуть позже он прислал членам комиссии гневные письма с оскорблениями и угрозами, на случай, если те вздумают явиться на территорию западной Украины. Видимо, парень был просто болен…

Потом начались общеобразовательные экзамены. Там тоже не обошлось без приключений. Скажу просто: мастера уже после творческого конкурса знали, кого они возьмут, поэтому представитель мастерской всякий раз присутствовал на экзаменах и, в случае, если «кандидат», начинал «плавать», вставляли своё веское слово. Так было у меня на устной литературе. Я была белый лист. И тогда представитель мастерской тронул педагога за руку. «Она очень хорошо показала себя на вступительном. Давайте, мы пропустим её, но под честное слово, что оба эти произведения она прочтёт?» Я не ожидала такой снисходительности!

На истории мне достался шикарный билет! Просто подарок! Война 1812 года и Культура СССР 40-50 годов. Со второго вопроса я и планировала начать свой ответ, но педагог вздохнул вдруг: «Оставим это. Неужели вы думаете, что я сомневаюсь в том, что Вы знаете культуру СССР 40-50-х?!» Пришлось перейти к Наполеону. На половине выступления педагог прервал меня. «А, кто, всё-таки, поджег Москву?» - «Единой версии по этому поводу нет.» - Отвечала я. «Правильно. – Звучало в ответ. – А, сказали бы «Наполеон», получили бы «4». Пять». Поверите или нет, но это была моя первая в жизни (!) пятёрка по истории!

А потом подводили итоги. Мой «бегунок» не внушал особых надежд: всюду, за все экзамены председатель от себя ставил мне тройки. Но я же готовилась ещё в один вуз! Именно туда во второй половине дня я везла весь свой творческий арсенал, стихи, рисунки и пр.

«А, что вы ещё умеете?» Спросил мой будущий Мастер. – «Всё.» – Скромно отвечала я. «В каком смысле «всё»? Вы рисуете? Поёте?» Петь мне не хотелось, чтобы не испортить, видимо, ещё не безнадёжного своего положения, но я всё равно отвечала «да». И на вопрос Мастера, почему я ничего такого не предъявила комиссии, молча вышла из кабинета и вернулась с сумкой, где лежала увесистая папка с рисунками.

Сверху лежали рисунки к «Теремку». Уморительно смешные, надо сказать. Они тут же пошли по рукам всей комиссии. Под рисунками лежала распечатка стихов. Мастер велел читать вслух. И я читала.

А потом какая-то нужда завела мою маму в район нашего института. Я попросила заехать и забрать мои документы т.к. не надеялась пройти. Документы маме не отдали по единственной и чрезвычайно приятной для меня, причине.

Tags: "тяжела и неказиста", мемуар, мир кино
Subscribe

  • «Т»&«П»

    Мгновения, как мы знаем, раздают всем сестрам по серьгам. Развивая тему из того же источника, можно легко прийти к тому, что из мгновений ткётся…

  • Тезисы. 1. Вводное

    Начало отсюда Не дело муз, как известно, заявлять о себе, когда говорят пушки. И, вроде бы, верно: никому не под силу быть услышанным на фоне…

  • Я буду звать его маленькой верой

    Кабы не мой левый курс и не живой интерес к вестям с левого фронта, я бы и не узнала о том, что Соловьёв прошелся по Парфёнову. У меня Парфёнов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments