kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

  • Mood:

"Мои" "Семнадцать мгновений..."

Смотрю эти вечные «Семнадцать мгновений весны». Не знаю, в который раз. Странное ощущение: никогда прежде не испытывала такого восторга от фильма. Разве, что в детстве… Да и то не восторг был, а какое-то другое чувство. Вернулась вдруг свежесть ощущения от первого просмотра. То ли потому, что копия мне попалась изумительнейшего качества, как по звуку, так и по картинке. Причём, это – не реставрация 90-х! Будто только что сняли с контратипа, даже меток для механика не проставили. То ли уши моей природной сентиментальности пролезли сквозь маску цинизма… Искала чёрно-белую классику в опасении, что вдруг её больше не будет. Закрутят-завертят расписную подделку – пиши пропало… А повод пересмотреть представился печальный. Тихонов ушел.

Что бы ни говорили, Штирлиц – главная его роль. После стало странно видеть его на экране говорящим. Думающим – да. К такому образу однажды за какие-то ничтожные двенадцать вечеров приучила страну великая Лиознова. В актёрской профессии самое сложное – держать паузу. На театре – не столь. Там паузы держатся на сквозном действии. В кино же даются короткие установки. Пришел, встал, посмотрел, оценил, повернулся и вышел. Всю внутреннюю мотивацию актёр прорабатывает сам. Их очень немного было за всю историю кино, актёров, умевших держать наполненные паузы, умевших молчать на экране. Их постепенно сменяет поколение, наученное лишь хлопотать» лицом и пробалтывать тексты. Феномен «Семнадцати» заключается в том, что фильм при полном отсутствии действия ни на секунду не позволяет зрителю отвлечься, расслабиться. В картине не использован, пожалуй, ни один из существовавших на тот период времени, приёмов и штампов детективного киножанра. Только авторские, самостоятельные.

Сказать о фильме что-то новое сложно. Сложно просто в силу того, что сказано за всё это время уже немало. Сказано и критиками, и простыми людьми. Уже и передачу, фильм о фильме сделали, приоткрыв некоторые секреты создания кинолегенды. А у каждого из нас с «Мгновениями» связана своя легенда.

Благодаря фильму я в крайне юном возрасте вдруг поняла, каким должен быть мужчина. Нет, не смотря ни на что, идеалом для меня всю жизнь был совершенно иной типаж. Просто оставила для себя такую пометочку на полях самой первой странички жизни. Во, как!

Песню о «секундах свысока» я в нашей детсадовской группе запомнила наизусть первой. Я вообще легко запоминала тексты, даже те, сути которых не до конца понимала, и мелодии. Мне многие завидовали, хотя и им ничего не мешало точно также запомнить песню. И я застала те споры, когда решалось, семнадцать серий в фильме, или, всё-таки, нет. Ну, нам-то простительно – считать из нас никто тогда не умел. Я и теперь не умею…

У моего приятеля Андрюшки был друг Вовка. А у Вовки была фамилия Исаев. И ещё у него был брат, родившийся в 1973 году. Как вы думаете, как назвали мальчика? Правильно. Макс! А, как же ещё?!

 

В разговорную речь на какой-то период вкралось новое словцо. Употребляло его старшее поколение, то есть, взрослые. Вместо команды «тихо!» звучал приказ: «Тихонов!» И все невольно замолкали…

Комок застывал в горле, когда Плейшнер выпадал из окна. Мы в саду пересказывали друг другу эту сцену, стараясь не смотреть в глаза - у всех давило... А потом кто-то умный вдруг сказал, что в окно специально выбрасывали куклу. И всем стало легче. А я так и думала (или мне хотелось думать), что наши разведчики перехитрили немцев, выбросив куклу из окна. А настоящий Плейшнер остался жив.

Первые в жизни анекдоты про Штирлица. Знатные у них бородищи на сегодняшний день, а тогда мне вообще как-то странно было их слышать… Мюллер вызывает к себе Штирлица. На столе у него шифровка от пастора Шлага. «2х2=4». «Что это значит?!» - Спрашивает Мюллер. Штирлиц нервно барабанит пальцами по крышке стола. «То, что 2х2=4, я знаю. Но догадывается ли об этом Мюллер?!»
Второй. Заседание в бункере Гитлера. Присутствуют все высшие чины Вермахта и Мюллер. В коридоре слышна возня и стрельба. В помещение врывается Штирлиц, одного за другим, укладывает охранников, подходит к сейфу за спиной Гитлера, грубо взламывает его, достаёт секретные документы Рейха, раскладывает их тут же на столе и начинает фотографировать. Возмущённый Гитлер обращается к Мюллеру: «Что всё это значит?!» - «А ну его! – Равнодушно отмахивается Мюллер. – Всё равно выкрутится.»

Любимые моменты фильма в детстве – рисунки Штирлица, фигурки из спичек, сцены с собакой, медвежатами в зоопарке, витрина с птицами, кабаре со старенькими фокусниками в последней серии, пьяная дама с лисой… В остальном же, лента, которая должна мне по моим годам была казаться скучной, такого ощущения по просмотру не оставляла никогда. Очень нравились панорама через лобовое стекло и звёздочку «Мерседес» на капоте, и обратная точка съёмки.

Фильм сделан вопреки сложившимся представлениям о строгих канонах монтажа. В самых же первых кадрах крупный план монтировался с общим, монтировался, хотя, в принципе, это считается ошибкой, браком.

 

Помню высокомерную режиссёршу-документалистку в СК, смерившую меня взглядом с головы до ног.
- А, что, по-Вашему, может быть, и крупный можно монтировать с общим?! - Можно. – Удивлённо отвечала я.
- Н-дя? Ну-ну… Монтируйте. Только знайте, что этого делать нельзя! Так никто не делает! -
А Вы смотрели «Семнадцать мгновений весны»? – Спросила я.

Крупный + общий – главный, пожалуй, приём, на котором построена картина…Но есть у меня такая черта – сомневаться постоянно, даже, если передо мной конченный дурак с дурацкими претензиями… Отчего-то выбивают их вопросы из колеи… Режиссёрша так и осталась сидеть с надменным видом, а я не стала продолжать дискуссии и доказывать ей. Наверное, зря. Человек работает, человек – в профессии. Доолжен же он рано или поздно узнать о том, что не прав… В результате ведь общее дело страдает. Искусство!

Мне повезло учиться монтажу у лучших представителей этой профессии (увы, не у Тобак…), вдобавок, наш Мастер виртуозно владеет техникой. Он же и сказал нам ещё в самом начале обучения, что монтировать можно всё и со всем. С одним единственным условием – с умом. Кстати, параллельно с «Мгновениями» Тихонов работал у моего Мастера на переозвучании актёра Гринько. Тоже шпионская лента, тоже о войне. Уже в девяностые, всё на той же, пока ещё милой и уютной студии имени Горького, в монтажке разговорилась наша монтажер. Вспомнила время, когда снимали «Семнадцать». Когда приезжал Тихонов и перед тем, как садиться на грим, принимал маску из сырого картофеля. Маленькая, почти бытовая история…  Крупный+общий - основной монтажный приём картины. Крупному плану необходимо лицо...

Эпизод свидания с женой практически стал классикой. Рязанов, капая желчью, отметился в контексте подобием шутки о том, что половые органы советских разведчиков хранились в секретном сейфе КГБ. Мой Мастер просто смеялся в усы: «Зачем они привозили жену? Или они хотели его подразнить?!» Но сцена сыграна великолепно! Больше пяти минут, самая замечательная экранная пауза! И, ясное дело, что сверхзадача героев здесь ничем не выдать себя. И главную «скрипку» в сцене ведёт музыка. Но и герои не бесстрастны. Тихонов расслаблен и напряжен как охотничий пёс в стойке. И в момент появления жены у него по-особому загораются вдруг глаза…
Сегодня уже не секрет, что в «Элефанте» жена Штирлица должна была появиться не столько с актёром Лазаревым, сколько с сыном. И на него должен был сместиться акцент сцены. Лиознова вовремя пресекла развитие мелодрамы и убрала ребёнка из истории. Но остались сцены, снятые под этот фрагмент. Остался потерянный жестяной кругляш от игрушки, с которой играл мальчик. Она на цепочке брелока несколько раз, словно фетиш, появляется в руках Штирлица. Осталась тема одиночества, тоски по родным и близким, и не только в музыке... Именно с этим отношением засматривается Штирлиц в зеркальце своей машины на Кет с ребёнком на руках. Но во главу угла был возведён долг, а не сентименты. И это, безусловно, правильно.

Разговоры о том, чтобы снимать продолжение удачного телепроекта периодически возникали, но тут же глохли. И то, что продолжения не было, тоже правильно. Декорации были разобраны, реквизит сдан, костюмы распределены по новым проектам, сами артисты стали старше… Но потребность в продолжение оставалась и висела в воздухе. И в конце восьмидесятых появился радиопроект «Приказано выжить». Выдержан был радиоспектакль, насколько я то помню, в стилистике картины. Начинался со знакомых песенных позывных, ими же и заканчивался. Из репродуктора доносились знакомые до боли голоса актёров с их неповторимыми интонациями, а в сознании возникали чёрно-белые изобразительные ряды. Чёрно-белые! Я включала приёмник в одно и то же время, стараясь не опоздать, как когда-то смотрела кино. Не помню, сколько серий было в той радиопостановке. Хорошо бы было её отыскать… Недавно наткнулась в чьём-то журнале на запись, где авторство идеи спектакля приписывалось  нашему нелепому радиоканалу «Культура». Это не так! Проект значительно старше. Наше время породило лишь ту, невнятно тонированную, "цветную" версию. Я  не то, чтобы заставить себя смотреть её не могу. Не хочу! Включаю на несколько сантиметров и выключаю вновь. Послевкусие как от сильно спитого чая.
Tags: искусство, кино и ТВ
Subscribe

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • «Т»&«П»

    Мгновения, как мы знаем, раздают всем сестрам по серьгам. Развивая тему из того же источника, можно легко прийти к тому, что из мгновений ткётся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments