kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Большой хил (прогулка по Москве)

Перефото 024Сколько себя помню, в Центральный парк мы добирались речным путём. По суше - главным образом от Октябрьской, а от Парка Культуры – никогда. (Всякие проходы-реверансы со стороны Фрунзенской набережной, Крымского и бывшего Андреевского мостов не в счёт!) И - примерно с тех пор, как для меня перестал быть актуален аттракцион «Гусеничка», плюс-минус пару раз. Потому даму, которая настигла нас с соответствующим вопросом на «маленьком» выходе-таблетке, мы отправили в сторону реки.

Вспомнилось, как я однажды «переплывала» в этом месте Садовое кольцо. Подруга рыдала за рулём: ей на «Культуру», в бывшее АПН, а она торчит в пробке прямо напротив работы, но – в другую сторону. И машину здесь бросить негде, а рабочий день уже вовсю! Ревёт в телефонную трубку, но понимает прекрасно, что присутствие на работе и возле работы – далеко не одно и то же. Меня пробки убивают, как видом, так и стоянием в них. Поэтому, при попытке развернуться у «таблетки», я покинула салон и пошла пешком через пол-кольца. Меня-то никто нигде не ждал – просто из двух бед я предпочитаю догонять.

Садовое здесь, Зубовский, Смоленский – не самые приятные места. Вначале мы немного заблудились во дворах и я подняла голову в надежде увидеть МИДовский шпиль, но увидела вместо него страшнющий дом Даля. Перед ним ним – Кольцо, а за ним, кажется, Плющиха и прочие московские места. «А, нафига нам Плющиха?» - Резонно спросили меня. Я, в принципе, согласилась. Просто уж очень противно было тащиться вдоль раскалённого Кольца, где, вдобавок, не осталось ни капли кислорода. Но мы выдержали отрезок пути до Арбата, который я, кстати, тоже не люблю примерно с момента смены его статуса на «пешеходную зону». «Лучшие времена» этой улицы, однако я как-то уже и не помню...

Впрочем, мы здесь частые гости. Здесь у нас «перекусочная». Отсюда фланируем, нарезая круги до библиотеки Ленина, через «Сашкин сад», Красную площадь – на улицу Горького – до Пушкинской, либо Маяковки с Аквариумом, либо Белорусской и дома Кино. Ну, и Тверской бульвар, конечно – мимо странного фонтана с растерянным Пушкиным и злющей Гончаровой, обратно на Арбат.

В полночь здесь оживает памятник Окуджаве. Оживает, выходит из своей подворотни и идёт вдоль Арбата, со скрежетом волоча за собой свою бронзовую тень... Надо же было такое придумать! Тень отлить!

Нам понадобились стаканчики. В переулочке, где расположен магазин, я осталась ждать на улице. Прямо напротив – печальный особняк четы Пороховщиковых. Я наблюдала: всяк, входящий в переулок, неизменно доставал фотоаппарат или телефон, и делал несколько кадров. С экспрессивными «гур-гурами» ввалилась компания итальянцев. «Ке бела каза!» - донеслось до моего слуха. Тут же иностранцы устроили себе мини-фотосессию на фоне особняка. Каза действительно, ничего, но во все времена мне почему-то казалась достаточно мрачной и холодной, как могила. Трудно представить себе, чтобы здесь однажды жизнь забила ключом. Впрочем, район Арбата вообще не отличается позитивом.

Купив стаканчики, мы идём в укромный дворик и делаем паузу.

Далее, вкатив позитива, движемся по прямой, к Библиотеке. На этом маршруте мы подозрительно часто вспоминаем студенческие годы. Может «позитивчик» тому виной? В прошлый раз, например, шли, читая стихи.

«На Красной площади – покой»... Впервые наблюдали «уход» караула от Вечного огня. Последний: оказывается, в семь их просто уводят и пост № 1 остаётся без охраны. А у мальчиков - ужин и отбой. Коллеги с профессиональной точки зрения по-достоинству оценили их нечеловеческую способность так держать паузу!

За всё то время, что пост № 1 существует на этом месте и оно обнесено цепями, выросло поколение, не читавшее на граните безмерно простых и искренних строк С. Михалкова, и не знающее их. А жаль...

Как ни приедем – вся площадь перегорожена. На сей раз – по причине фестиваля «Спасская башня». Заходим в ГУМ. Бог ты мой! Я ещё помню времена, когда здесь были паркетные полы! Сегодня его не отличить от любого из новодельных «Крокусов». Чистенько, нарядненько, богатенько, провинциальненько. Повсюду – искусственные берёзки. Фонтан завален арбузами. Вместо исторически выщербленных ногами многих десятков поколений москвичей и гостей столицы ступенек «чёрных» лестниц – эскалаторы. Вся эта новодельная плесень смотрится не органичнее, чем стеклянная пирамидка против Лувра. Плафоны, правда, помыты... А в детстве, помню, скучая с мамой в длиннющих очередях, рассматривала всякую дрянь через эти стеклянные перекрытия. Чего там тогда только не валялось!

И, также, как во всех этих «Крокусах», выставлены старые машины! Больше всех люблю двадцать первые «Волги». В общем, не зря зашли. Отвела душу созерцанием, наконец, прекрасного.

Выходили мы на улицу 25 Октября и оказались опять на Красной площади. Там, на углу, где раньше был общественный туалет, а теперь – церковь, на паперти сидела прилично одетая женщина с картой. Что она искала? Путь к богу? Так, вот же он, прямо за спиной...

За воротами фальшивые Ленин и Путин охмуряли какую-то тётку. В прошлый раз мы уходили отсюда в сумерках. «Путин» скромно сидел на стульчике прямо за воротами, а «Ленин» был пьян и мрачно бродил вдоль фасада музея Ленина.

Двинулись вверх по улице Горького. Дошли до Пушкинской. Макдональдс там уже прикрыт и в туалет не попасть, зато на его летних верандах – интересные посиделки. Благо темно уже – народ курит и выпивает. Но мы уже были достаточно позитивны... Просто посидели и отдохнули, и я несколько раз подряд вслух призналась в любви родному городу. Что поделать, я, правда, люблю Москву. Скорее, не ту, которую вижу, но ту – которую помню. Сохранились ещё несколько уголков, которые помнят меня. К ним я испытываю особую нежность. Но это не здесь.

До Аквариума мы не дошли. Хотя, вспомнили, как однажды, зимой, промёрзнув до костей, с бутылкой сока тропических фруктов забрели сюда и тщетно пытались открыть её. Пластик не поддавался, основательно застыв на морозе. Подруга уверяет, что, кроме сока, у нас была ещё водка, но водку я не помню... Помню, что зашли погреться в кафе, похожее на вагон. Выпили горячего кофе. Тем временем, оттаяла бутылка сока и я, не разобрав, вылила полбутылки в кружку подруги, где ещё оставалась половина порции кофе, пока та ходила в туалет. Получилось довольно вкусно. Я пробовала.

А летом там приятно. Я помню, как несколько лет назад мимо нас фланировал по аллее молодой парень необыкновенной красоты. Длинноволосый, стройный, гибкий, в расклешенных джинсах и ковбойке в талию, с подкатанными до локтя рукавами. Парень ходил по маршруту от ворот сада – к общественному туалету в дальнем углу. Уходил один, а возвращался неизменно в сопровождении каких-то мужчин. Не похоже, что занимался проституцией. Скорее, торговал наркотиками. И торговля, если это была она, шла необычайно бойко!

В следующее лето, поздним, но светлым ещё июльским вечером, по саду разгуливало розовое существо в высоких лаковых сапогах на здоровенных шпильках, газовой пачке, красной виниловой курточке, соломенном парике a la Barbie и с толстым слоем грима на юном лице. Подруга шепнула мне на ухо: «Эта ждёт Домогарова». Мне жаль стало Домогарова. А потом смешно. Представила, что, под видом эфирного создания, сам Домогаров, подобно Керенскому, вот так совершает каждый вечер побеги из театра, дабы избежать нападения поклонниц. Каждый сходит с ума по-своему. Это лечат всех  потом одинаково...

Московские сумерки – моё любимое время. Но гулять по городу ночью следует только в надёжной компании «своих». Последний раз я гуляла так несколько лет назад с одним парнем из Красноярска. Он там – большой нефтяной начальник. Не зануда, но ухайдакался со мной вконец, ввиду хорошей жизни утративший привычку ходить пешком на длинные дистанции. А мы тогда, начав с Киевской, через Лужники допетляли до самого центра. Там мой спутник, не выдержав, поймал машину и отвёз меня, наконец, домой.

А так я могу бродить до бесконечности...

Tags: welcome, Москва, городская зарисовка, мемуар
Subscribe

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • «... веют над нами...»

    А, что, сегодня, действительно, гудели сирены?! Я не слышала. И много ещё, кто, в разных районах города не слышал. В общем, с уверенностью могу…

  • Из старых записей...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments