kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

К прошедшему празднику

Вспомнилась мне одна дама в свете недавно прошедших торжеств по случаю Всемирного дня психического здоровья. Наше искусство гуманистическое и предмет его, человек, должен быть исследован по-возможности досконально. На первом курсе в моём доме начали появляться книги по философии, психологии и психиатрии. Знакомая психиатрисса, наблюдая мои exercices, покачивала головой.

- А ваших, кстати, у нас немало побывало в НИИПе. Вот, скажем, [имярек]. Может, ты его не знаешь...

- Нет, почему?! Знаю прекрасно!

- У него брат. Клали к нам время от времени. И он приезжал навещать. И ещё у [имярек] дочь. Но там – врождённое. [имярек] – вообще травматик. Очевидно же: у него шрам на лбу от старой травмы. Он по этому поводу с молодых лет наблюдался у нашего профессора, пока не уехал. А страна до сих пор его книгами зачитывается и верит тому, что он написал. А старая такая была актриса [имярек]... Она умирала у нас. Совсем уже была невменяемая, только орала. И ещё знаменитая певица [имярек]. К ней, как ни придёшь в палату, а она сидит на столе и говорит всем: «Я репетирую».

Она выезжала на вызовы с бригадой. Острые случаи. В основном алкоголики, наркоманы. Публика возбуждала в ней какое-то строгое, ядовитое, но, с тем очень горькое раздражение. Объектами профессионального раздражения были у неё не только современники, но и классики. Интересные диагнозы ставились Маяковскому и Лермонтову. А потом мы опять возвращались к нашему цеху.

- И ещё [имярек]. Ну, этого-то вся Москва знала... А [имярек]? Этот был просто конченый алкаш. И дурак. К тому и шло.

Этот «дурак» волновал меня на тот момент не более прошлогоднего снега. Вообще, будто знать его не знала до тех пор, как попалась его мутноватая фотография и некролог в каком-то толстом журнале. А ещё раньше, ещё совсем-совсем в детстве – в тонком журнале с анонсом нового фильма... «Дочего неприятный тип!» - Отметила я про себя с содроганием в детстве, откладывая подальше тонкий журнал. На фото из толстого журнала был очень уставший молодой человек с потухшим взором.

- Слышали, даже читали что-то. Сердце не выдержало пить? Он же совсем молодой.

- «Сердце»! Да он повесился!!!

- Как так?! Ведь даже газеты... И у меня где-то был журнал...

- Больше читай газеты! Кто же тебе про это напишет?! Мы приехали, как обычно на вызов. Мы часто к нему ездили. Но на этот раз - поздно. Мы и снимали.

- А, что он вдруг?

- А, дурак.

Меня никогда не интересовали «будни богЭмы». Кто, с кем, где, куда, по какой причине... Но мне казалось, что человек с такой усталостью во взгляде, действительно, не мог поступить иначе, кроме, как залезть в петлю. Пусть, хотя бы и в фигуральном смысле. Потому, что в обывательском представлении действительно был дурак...

Она всех своих пациентов звала дураками.

Её лучшие годы пришлись на начало-конец шестидесятых. Она знала и легко ставила диагнозы всем, кого приходила послушать в «Лиру», с кем пересекалась в зале «Арагви».

- И мой кавалер говорит: «Посмотри туда. Только не сразу. Там цвет нашей культуры. Я смотрю, а там... [поэт], [поэтесса], [актёр]. Действительно, цвет культуры лицом в салате...

Или.

- Вышел Высоцкий. Маленький, страшненький. Не знаю, что в нём бабы находили... А потом эта дура [имярек]. Знаешь её? Вышла и велела всем замолчать. Что, мол, пока тишины не будет, она не будет петь. И один из нашей компании не выдержал и сказал: «Да, и не пой!» А она: «Вот, если эта конкретно компания не уймётся, я уйду». Наш ей: «Ну и уходи!» И даже сказал, куда.

- А она?

- Ушла. И больше не выходила.

Беседы носили исключительно междусобойный характер и довольно многое из того, что она рассказывала, оказывалось правдой. Однако была и неправда. А вынимать из петель и выводить из алко-пике заслуженных и народных, на мой взгляд, не более эстетично, чем рядовых сограждан, также не извергающих фиалки с розами. Каждому обществу необходимы санитары. В прямом и фигуральном смыслах.

Да, она привирала. Причин тому я найти не могу кроме, разве что той, о которой и она, и все её коллеги с улыбкой сообщали: психические расстройства – заразная болезнь. Но, кто знает?

Есть такая профессия... И она, как любая другая, накладывает на личность свои неизгладимые отпечатки. И каждый уже встречный-поперечный видится как потенциальный пациент. «Дурак».

Tags: c`est la vie..., даты, люди, мемуар
Subscribe

  • Ich liebe Deutsch!!!

    Ich liebe die deutsche Sprache, aber eine seltsame Liebe. Seltsame потому, что etwas Natives ist gehört. Да. Что-то слышится... Русский? Да.…

  • Liberte, liberte, cherie, combat 'contre' tes defenceurs!

    А всего-то и надо, что возродить старый добрый санпросвет. Чтобы специалисты на местах простым языком, доходчиво объясняли людям, что, к чему и…

  • Курсом на тартарары!

    С ностальгией вспоминаю времена, когда выходила на улицу без маски. Но зато я с удовольствием ношу перчатки. Это стильно. Не резиновые, конечно, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments