kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Как мы играли во дворе

Для начала «что». Точнее, во что.

«Море волнуется раз»

Везде играли по-разному. У нас так: Ведущий произносил текст: «Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три. Фигура […] на месте замри!» Никогда не загадывалась морская фигура. Фантазия ведущего ничем не ограничивалась. Можно было загадать «фигура собаки», а можно «фигура пьяного». Благо, в нашем доме был винный магазин и мы прекрасно знали все повадки контингента. (У актёров это называется наблюдение.) И прекрасно копировали всё, от походки, до невнятной речи. Ведущий «включал» каждого играющего и тот исполнял краткую интермедию в образе, после чего ведущий отключал его. Когда все были просмотрены, выбирался лучший. Он теперь становился ведущим игры.

«Съедобное-несъедобное»

Игроки встают в ряд. Ведущий бросает каждому мяч, называя при этом что-нибудь съедобное, либо несъедобное. Игра на реакцию. Съедобное ловим, несъедобное – отбиваем. На земле при этом чертились «классы», или этапы. Правильно поймавший или отбивший переходил на новый этап. Кто быстрее равнялся с ведущим – сам становился ведущим.

«Испорченный телефон»

Это не был испорченный телефон, когда слово передавалось по цепочке максимально неразборчиво на ухо соседу. У нас играли совсем в другую игру, называя её именно так. Каждый говорил соседу слово. Затем ведущий задавал вопросы и, если получалась логичная связка, игрок становился ведущим, а ведущий садился на его место. Было весело: могли попадаться связки вопрос-ответ вроде: «Что ты ел на обед? – Иркину бабушку.» А злая-презлая Ирка сидела через человека от тебя… Считалось неэтичным задавать вопросы личного характера: «Кто твоя мама?» и т.п.

«Светофор»/«Алфавит»

Играли обычно на дорожке: так удобнее перебегать на другую сторону, в чём заключалась суть игры. Но можно было начертить поле и на земле. Посередине вставал ведущий и, стоя спиной к игрокам, называл цвет. Игрок должен был найти вещь этого цвета у себя и перейти на другую сторону. Если цвета не было представлено, следовало бежать и не быть осаленным, иначе игрок тут же становился ведущим игры.

Другой вариант – «Алфавит». Называлась буква, а игроки должны были искать на себе предмет на эту букву. Далее – аналогично светофору. Повторяться в «Алфавите» было нельзя, несмотря даже на то, что у многих были «К» - кофты и колготки, «У» - уши, «Г» - глаза и т.д.

Тот, кто уже перебрался на другую сторону легально. Мог «спасти» одного неудачника, переведя его лично.

«Бояре»

Игра в стиле фолк. Игроки строились в два ряда, сцепив руки, примерно, как в танце маленьких лебедей. Одни – бояре, другие – гости. Гости выступали, делая шаги по количеству тактов: четыре вперёд и четыре – обратно. «Бояре, а мы к вам пришли. Молодые, а мы к вам пришли!» После того, как «гости» вернулись на место, выступал ряд «бояр». «Бояре, а зачем пришли? Молодые, а зачем пришли?» - «Бояре, нам невеста нужна. Молодые, нам невеста нужна.» - «Бояре, а какая вам мила? Молодые, а какая вам мила?» Тут «гости» собирались на «совет» и решали, кого выбрать. Выбирали в «невесты» не только девочек! В следующем туре все указывали на избранницу (-ка): «Бояре, нам вот эта мила! Молодые, нам вот эта мила!» Не помню, было ли ещё ответное слово «бояр». Но «невесте» необходимо было с разгону разбить цепь «гостей». Если разбивала – оставалась свободной и ещё забирала в свой «боярский» стан одного игрока противоположной команды. Если не разбивала – вставала в цепочку «гостей». И т.д. Выигрывали те, у кого в цепочке оставалось больше игроков. Иногда «невеста» так рьяно брала с места в карьер, что заваливала всю цепочку «гостей» на асфальт. Немало носов и колен было разбито в этой игре!

«Каравай» он же «Яшка-дурачок»

В эту игру, опять же, в стиле фолк, мы играли с воспиталками в детском саду. Нас строили в хоровод, в центр которого на корточках садился «Яшка-дурачок» или «Каравай». Хоровод двигался вокруг него с текстом: «Как на [имярек] именины испекли мы каравай. Вот такой, - высоко тянули вверх сцепленные руки, - вышины; вот такой, - растягивали хоровод, насколько позволяли руки, - ширины. Вот такой, - опускали сцепленные руки книзу, - нижины; вот такой, - стягивались к центру хоровода, где сидел «дурачок», - ужины.» Далее не то хлопали в такт в ладоши, не то вели хоровод по кругу со словами: «Чок, чок, пятачок. Вставай, Яша-дурачок. Где твоя невеста? В чём она одета? Как её зовут и откуда привезут?» «Яшка-дурачок» каким-то образом должен был выбрать себе «невесту». Но это я уже смутно помню. Дурачок метался в центре круга, а играющие должны были крепко держаться за руки, чтобы он не вырвался на свободу. Как-то так…

«Ручеёк»

Бессмысленная игра, в которую, тем не менее, мы любили играть на продлёнке в первом классе. В «Ручеёк», как и в «Бояр» нас научила играть руководительница нашей пролёнки Нина Александровна (Алексеевна?). Все становились парами вряд, подняв сцепленные руки и образуя так небольшой тоннель. Играет нечётное количество людей. «Нечётный» отправляется в тоннель и наугад выхватывает одного из игроков, под чьими руками проходит. Его бывшая «пара» обегает «ручеёк» и точно так же проходит под сцепленными руками, выдёргивая себе новую «пару». Всем весело, а «ручеёк» постепенно уползает с места т.к. каждая новая пара должна встать в самое начало «ручейка». Тоже, похоже, фолк.

«Казаки-разбойники»

Не знаю, у кого, как. Но у нас суть игры состояла не в том, чтобы обнаружить команду оппонентов по стрелочкам, но, чтобы поймать кого-нибудь из этой команды и пытать его с пристрастием, чтобы узнать пароль. Часто пытка превращалась в самоцель. Я эту игру не любила.

«Кис-мяу»

Игроки стоят в ряд, двое ведущих – спиной к спине. Один ведёт, другой – его «стрелка». Он указывает на игрока, спрашивая: «Кис?» Ведущий должен был говорить либо «Брысь!», либо «Мяу!». Если «Мяу» - игрок уходил целоваться с ведущим. Эту игру я тоже не любила.

«Фанты»

Игра достаточно интересная, но, отчего-то непопулярная. Все игроки давали какую-нибудь вещь от себя. Вещи складывались вместе. Один из ведущих брал вещь из кучи и спрашивал, что сделать этому фанту. Второй ведущий стоял либо спиной к первому, либо спиной к его спине и т.д., но в любом случае так, чтобы не видеть «фанта». Он назначал задание игроку, чья вещь оказывалась в руках другого ведущего.

Были у нас и активные игры.

«Козёл»

Мяч кидался об стенку и его надо было перепрыгнуть в момент, когда он ударялся о землю. Всё. Игру можно было усложнить. Например, прыгала не одна девочка, а сразу несколько. Или мяч кидался на разную высоту, от первого класса и – далее. Один раз так мяч был заброшен на балкон третьего или четвёртого этажа. Не очень я любила этих «Козлов». Был ещё «Козёл» когда мяч кидался, как в «Вышибалах». Прыгающего по середине через мяч можно было загонять до полусмерти – темп нарастал. Если играли трое, задевший мяч скакун, сам становился на место того, кто удачно его выбил.

«Вышибала»

Командная игра. Одни выбивали, других выбивали. Выбитые выбывали, но оставшиеся, поймав «свечу», могли вернуть одного игрока обратно. Я не очень любила «Вышибалы».

Были ещё игры вроде «Пионербола» и «Ножичков». С этим всё понятно. Ещё мальчишки выбивали палками консервную банку. Некое подобие «Городков», в которые активно резались мужики в нашем парке. Городки – интересная была игра! Но играли в неё только взрослые. Для детей продавались пластмассовые наборы с двумя зелёными битами и несколькими желтыми «чурбачками». Специальная огороженная площадка-коробка находилась при входе в парк, недалеко от стадиона. Хочешь играть, умеешь – приходи, играй. Играли все желающие. Деревянные биты, обёрнутые жестью, мужики делали сами. У каждого – свой цвет, чтобы не перепутали. По стенам висели жестяные таблички с изображением фигур. На память приходят «Бабушка в окошке», «Пушка» и «Письмо». Причём, письмо считалось самым сложным. Его можно было разбить, но высшим пилотажем считалось – распечатать, выбив лишь средний «чурбачок». «Городки» мне всегда казались интереснее Кегльбана, который в нашем парке тоже был. Кстати, несмотря на то, что в «Городки» мужички резались достаточно азартно, никто не матерился. Вот, курили, правда, много. Некоторые даже биту кидали, не выпуская папиросы изо рта. Но, вернёмся из парка во двор.

Большие мальчишки играли в подобие «Пристенка» пивными пробками. Я не знаю, в чём заключалась суть той игры. Я только знала, что свои пробки мальчишки хранят в полостях кирпичной кладки на углу нашего дома.

Были у нас и разные «ролевые» игры, вроде «Дочки-матери» и пр. Мне почему-то было скучно в них играть. Тем более, что мальчики к таким играм подключались редко и «семьи» чаще получались неполные, мать и ребёнок. Тот, кто изображал ребёнка, ходил на корточках и говорил, «по-детски» коверкая слова. Разве не идиотизм скучно?!

В детском саду, помнится, подключиться к любой игре можно было только через «выключателя». «Выключатель» мог вообще никакого отношения к игре не иметь. Хотел ты, к примеру, поиграть со всеми. Подходил и спрашивал: «Можно с вами?» Или сразу «Кто у вас «выключатель»?» Приходил «Выключатель» и включал человека в игру щелчком пальцев и словом «Чик» («Чик-трак»). Если ты делал что-то, что не нравилось остальным игрокам, «выключатель» имел право «выключить» тебя из игры. При этом произносился текст. Максимально таинственным голосом: «Чаю, чаю, чаю. Куколку качаю. [Имярек] выключаю.» Был и более строгий вариант: «Чаю, чаю, чаю. Красная звезда. [Имярек] выключаю НА-ВСЕГ-ДА!!!»

А вы как думали?! Всё непросто!

Были ещё игры, которых я не помню. Например, «Штандер-стоп». Игра с мячом. Кажется, мы сидели в ряд на скамейке. Ведущий задавал нам какие-то вопросы. Присутствовал мяч. Ведущий с вопросом кидал мяч игроку, тот отвечал, но было ещё какое-то обстоятельство, когда тот должен был кинуть мяч обратно и резко убежать. Тогда ведущий подкидывал мяч, оборачивался вокруг себя, ловил мяч и кричал «штандер-стоп!». Бегущий замирал. Если ведущий был неловок, убежать можно было очень далеко, а суть игры сводилась к тому, чтобы ведущий мог выбить замершего пойманным мячом. Кажется, эту игру я тоже не любила.

Tags: welcome, детство, мемуар
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Чему удивляться?

    Я была как-то раз наблюдателем в Потылихе. Зашла в кабинку пожилая дама, закрылась шторкой. Долго шуршала бумагами – видимо, раскладывала…

  • Кино и жизнь

    В 1995 Савва Яковлевич Кулиш завершал съёмки эпопеи «Железный занавес». Для съёмки пролога ленты группа переместилась на объект…

  • "Так как же это вышло-то, что всё шелками вышито...?!"

    Между прочим, некоторые виды мулине дадут фору вышивальному шелку! Слово, кстати, французское. У местных рыбаков оно обозначало моток лески, а у их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment