kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Углы, узлы и линии

Соблазнившись сентиментальным флёром семидесятых, досмотрела на днях «Личное счастье». Пчёлкина. Сериал, руганный-переруганный вдоль и поперёк всеми, кому не лень. Вообще, без скидки на бархатное ретро, смотреть его, действительно, непросто. Но ретро я люблю.

Как бы вам понравился такой сюжет?

Мне – очень!

По пустому шоссе быстро (!) катит авто. В салоне пять человек. Отец семейства, мать семейства, друг семьи, гость и старший сын. Двое младших детей, парень и девушка, едут на багажнике. На багажнике, на том, который крепят на крышу авто. Гость семейства обращается к отцу:

- Они не упадут?

- Они привязаны. – Спокойно отвечает отец.

Старший сын стучит в потолок.

- Потише вы там! Скоро пост ГАИ.

Это не чёрная комедия. Это вообще, не юмор картины. Юмора в фильме нет. Это объективная реальность: в салоне «Волги» не поместятся семь человек. Но эта сцена, пожалуй, и сподвигла меня окончательно на просмотр этого премилого образчика… Гм… Вот тут хорошо было бы отметить жанр кинопроизведения. А, применительно к данному фильму, сделать это довольно сложно. Потому, что картина обо всём. Драма. И никак не сузить до более конкретных поджанров. Потому, что имеется здесь и любовная линия, и производственная, и военная, и детективная. Все линии завязаны в единый узел, который, по большому счёту, держится на честном слове потому, что развязать его – только потянуть. Тем не менее, этот узел демонстрируется на протяжении пяти серий с разных ракурсов. А зрителю с первой серии становится понятно, чем дело кончится.

Интриги нет. Каждый новый персонаж, впервые появляющийся на экране, сразу же вступает в стан положительных, либо отрицательных героев. Поэтому детективная линия убивается в зародыше. Герои и антигерои действуют в кадре открыто, бок обок, а, если и замышляют что-то за кадром, этот акт сразу же озвучивается третьими действующими лицами. Малейшая двусмысленность тут же разъясняется и действие становится идеально прямым и ровным, как взлётная полоса.

Все сюжетные линии развиваются последовательно, легко задевая друг друга. И каждая, пожалуй, история, может носить общее для всех название «Личное счастье». Кто-то находит его в работе, кто-то – в семье, кто-то – в заботе о других. И общая идея формулируется донельзя чётко. Личное счастье заключается в том, чтобы делать счастливыми других людей.

Идея утопична. Быть может ещё и отсюда возникает некоторая схематичность, картонность, почти условность образов. Слишком хороши «хорошие». И слишком скверны «плохие».

Но, с другой стороны, может быть это и не так уж дурно? Мы позабыли давным-давно, что экранные муж и жена спят друг с другом по умолчанию, а не образцово-показательно. Что друг семьи – именно друг, а не воздыхатель. Что в любовном треугольнике вовсе не обязательно кокетничать с третьим лишним, а номеру первому вовсе не обязательно бить тому морду. Ну и ещё более простые вещи, неконкретизируемые, из разряда «что такое «хорошо» и что такое «плохо»». И почему, в конце концов, «плохо» должно быть искоренено, а «хорошо» - одержать верх потому, что на экране идеальный, утопический мир, жить в котором нельзя, но иногда хочется. Там нет кислорода, нет живой среды, конфликты почти надуманы и легко разрешимы, или вовсе отсутствуют. Но это химическое производство выдаёт нагора те самые «витамины для души», в которых есть потребность сегодня. Надо лишь дозу правильно рассчитать.

Вот, если бы разобрать сценарий, как по монтажным карточкам, по сценам. Разложить небольшой пасьянс, наметить связи, навязать узелки. Убрать с переднего плана детективную линию в фон. Создать интригу. Заострить углы любовного треугольника. Основательнее оправдать поступки персонажей, заменить монологи действием, убрать длинноты, додав динамики и психологизма взамен схемы. Каждая линия вполне могла бы быть занимательна сама по себе, а в связке с другими – и более. Надо лишь потуже завязать их друг на друга, чтобы, вытягивая одну, не опасаться, что она отвяжется из-за слабины и повиснет, как нежизнеспособная. Но издержки драматургии бросаются в глаза даже самому неискушенному зрителю. Общий рисунок прописан, но не проработаны детали. Знакомятся, к примеру, герой и героиня. Знакомятся при довольно забавных обстоятельствах. Он – засиделся на рыбалке, попал в грозу и заскочил в лесную избушку переночевать. Она… Она, в шикарных джинсах и вообще, вся в цивильном и модном, с сумочкой через плечо (в сумочке – плащик-дождевик и мягкая игрушка) сначала радостно носилась по зарослям, пока не заблудилась и, задолго ещё до грозы, забрела в ту же избушку, где решила остаться. Ни почему решила остаться, ни какие черти вообще пригнали её в лес, зритель так и не узнает. Просто сценаристу было важно свести главных героев в некоей условной и символичной точке. Далее ночь и гроза. И герои не должны толком рассмотреть друг друга. Для этого, правда, существуют звуковые и световые эффекты. Плюс оператору следовало прикрыть диафрагму, дабы создать эффект сумрака. А так артисты, при довольно неплохом освещении, валяют оба дурака. Он её мамашей зовёт, притворяясь, что не видит, что перед ним девчонка молодая. И она, по легенде, тоже не может его толком рассмотреть. И опасливо вооружается кочергой. Только утро вносит свои коррективы. Молодые знакомятся и вместе выходят из леса. Далее вся драматургия – на ту же живую нитку. Выдерни – рассыплется, обратно не соберёшь.

Вот, единственное, из-за чего фильм посмотреть стоит – актёрский состав. Состав, который, увы, фильма не вытягивает. Иных уж нет, других не видно…

Вообще, довольно странная картина. Ностальгически обаятельная: вычищенная до блеска, вычесанная до зализанности. Стерильная. Неприкрыто слабая самым откровенным и честным, образом. Однако это не раздражает. Потому, что претензии на искусство, на шедевральность на уровне замысла нет. Картина в плохом смысле странная своей драматургией, в плохом же – режиссурой. Операторская работа, опять же, довольно странная, мягко говоря… Ну и смотреть эту ленту, конечно же, будут люди странные. Для них тут запрятаны крохотные манки. Для кого-то – это тема ретро. Для кого-то – встреча с любимыми артистами. Такое вот кино. Такое кино…<

Tags: кино и ТВ
Subscribe

  • «Ветер-ветер, ты могуч!»

    «Ветер, ветер на всём белом свете…» (А.Блок) «… и много добрых примет ещё добавишь мне в ответ.»…

  • В эти дни

    .

  • Мужское/женское

    Не помню, кто сказал мне, что каллы – цветы мужские. Кто бы ни сказал (а он сказал, в ответ на моё «почему?»: «А ты…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments