kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Сказка (продолжение)

Начало здесь
Тут предыдущая часть


В чистом небе над посёлком кружили голуби. Стоя под самой стеной, помахивая прихваченным из дому плюшевым зайцем, Ася смотрела на птиц в небе и на их хозяина, ничего не замечавшего вокруг.

- Ва-аль, а, Валь?

Мальчик нехотя оторвался от созерцания голубей.

- Чего тебе?

Ася застеснялась и опустила лицо.

- Валь, а у нас Аидка пропала. Ты там её не видел сверху, а?

- Не видел.

Отступив от края, мальчик исчез из виду.

- Валь, а, Валь? Можно я – к тебе?

Вверху опять показалось недовольное лицо Валентина.

- Шею хочешь сломать, да?

- Я сейчас! – Пискнула Ася, точно не слыша возражений, и ринулась в дом.

Вскоре и на крыше раздались её заунывные позывные.

- Валь, а, Валь? Руку дай, пожалуйста!

С трудом балансируя, она неуклюже выбиралась из слухового окна мансарды. Раздраженному Валентину ничего не оставалось, как помочь, иначе девочка рисковала сорваться. Сам он передвигался по крыше легко и плавно, как кошка. Оказавшись рядом с ним, на самом коньке, Ася случайно выронила плюшевого зайца и тот, проехавшись по всему скату, с шелестом провалился в густую листву сиреневого куста. Девочке стало не по себе.

- Чего ты пришла сюда? – Валентин смотрел из-под руки – солнце слепило. Лицо мальчика выражало крайнее недовольство.

- На птиц посмотреть. – Не узнавая собственного голоса, пробормотала Ася. – А ещё у нас Аидка пропала. И телевизионщики понаехали – просто жуть!

- Телевизионщики? – Валентин обратил взгляд в сторону дома Петуховых, где у ворот стоял, сверкая свежеотмытыми логотипами, зелёный автобус. – Из Москвы?

- Нет, наши, областные… - Ася кое-как подковыляла поближе и ухватила Валентина за майку. – Валь, а, научи меня свистеть, а?

Но внимание Валентина принадлежало уже не Асе и даже не телевизионщикам из области, начавшим съёмку в соседнем дворе. На конёк мансарды, привлечённая стаей, опустилась белоснежная голубка.

- Чужая… - Сладострастно прошептал Валентин, отстраняя с пути надоедливую соседку.

Ничего больше не существовало в этот миг кроме красивой белой птицы, доверчиво поглядывающей на людей то одним, то другим круглым рубиновым глазом.

- Кыш! – Крикнула Ася, взмахнув руками.

И получила по лбу. В дополнение Валентин близко-близко продемонстрировал девочке кулак, а затем, всё так же, по-кошачьи, осторожно, начал пробираться к голубю. Птица не улетала, с интересом рассматривая мальчика. И почти не отбивалась, оказавшись в его руках. У Валентина загорелись глаза. Он поднёс птицу к лицу, потёрся щекой об её маленькую головку, подул, и засмеялся когда та вытянула шею, будто тоже желая дотронуться до него.

- Смотри-ка! Целоваться лезет!

- Ну, и целуйся! – Обиженно проговорила Ася. – Вдруг она заразная. Целуйся!

Валентин задумался.

- Я её на карантин посажу. Ей всё равно у меня пока пары нет… Интересно, сколько самец для неё будет стоить? Подержи, пока я в окно залезу.

И, подтянувшись на руках, ловко проскользнул в окно мансарды.

- Давай! – Услышала Ася и с ненавистью посмотрела на голубку.

- Лети! – Девочка высоко подкинула птицу вверх и, не в состоянии свистнуть, снова замахала руками. – Кыш! Кыш! Кыш!

Голубка взмыла, но, развернувшись в воздухе, камнем бросилась вниз. Ася едва успела закрыться руками. А птица взмыла ввысь и снова спикировала на девочку, царапая коготками, колотя крыльями, норовя клюнуть в лицо. К счастью рядом снова возник Валентин и защитил девочку от странной птицы, которая, вдруг успокоившись, села прямо на его плечо.

- Бешеная… - Ася сплюнула пёрышко, прилипшее к губе.

Валентин улыбался, глядя на воркующую на плече птицу.

- Нет, она не бешенная… Она красивая.

В соседском дворе, между тем, начиналась кутерьма. Участливая Лена отпаивала водой Тамару у которой в это утро пропали сразу две младшие дочери. Напрасно, уговаривал жену Александр, что всё обойдётся. Сердце у той было не на месте. Тамара виновато смотрела то на Виталика, то на Мишу, то на Лену, то на Стасика, старательно намыливавшего шорты у бака с подогретой водой.

- Простите меня, ребята! Ещё час назад Асю видела, а теперь – и она…

Миша вздохнул, обратясь к Виталику.

- А ещё ясновидящие – детей растеряли…

В это время скрипнула калитка и во двор, ведя за руку Асю, вошел Валентин.

- Ты где была?! – Взвилась Тамара.

- Приходила ко мне на голубей смотреть. – Отвечал Валентин. Теперь его внимание привлёк мотоцикл Ивана, стоявший у забора. – Ладно, я пойду… - И на обратном пути задержался у машины.

- Хочешь покататься? – Спросил Иван.

Валентин взглянул на него и, ничего не ответив, вышел.

- Одна есть. – Проговорил Миша, вопросительно глядя на режиссёра. – Да в доме одна. Я, думаю, хватит покуда.

Неожиданно со стороны кухни раздался дикий вопль. Это Стасик, увлечённый застирыванием молочного пятна, случайно опрокинул на себя бак.

Завтрак на пленэре отменялся. Вытянувшись на лавке, как покойник, розовый, словно после парной, Стасик лежал на летней кухне, скрестив руки, и стенал. Тамара сбрызгивала его травяным настоем, но это не облегчало страданий.

- Как же тебя угораздило, милый?! Вода-то не горячая была!

- Уйййдитеее. – Цедил сквозь плотно сжатые губы Стасик. – Уйдите все…

- Саша, - Тамара взглянула на мужа, - сбегай в амбулаторию. Пускай Царёва придёт, его посмотрит. – И добавила так, чтобы не слышал больной. – Может, он и не симулирует вовсе…

Солнце, между тем, скрылось в облаках, откуда ни возьмись, налетел холодный ветер, принеся звук дальнего грома. Миша посмотрел на небо и недовольно покачал головой.

- Как бы не пришлось остальное в доме снимать… Чую, режимы наши уходят.

В своей комнате одиноко сидела наказанная Оксана. Асю отправили к ней. Войдя, девочка угрюмо села напротив и шмыгнула носом.

- Тебя тоже наказали?

- Кого наказали?! – Ася взглянула на сестру. – Просто велели никуда не ходить и, чтобы ты заплела косы себе, мне, и Аидке, если придёт…

- Придёт. – Оксана достала расчёску и пересела к сестре. – С губой что?

Ася облизнула поцарапанную губу.

- Это из-за Аидки всё!

- Опять подрались? Что же мне с вами делать, девочки?!

- Ничего. – Ася помолчала. – Оксан, скажи, когда меня не было, а были только вы вдвоём, вы ссорились? Вам нравились одни и те же вещи…?

- Мальчики…

- Может, и мальчики. – Угрюмо огрызнулась младшая сестра.

Оксана вздохнула.

- С Адкой в таком деле не спорь – она опасный конкурент. Пару-тройку она от меня точно отворожила.

- Отворожила?! – У Аси загорелись глаза. – Это как?

- Не вертись! – Оксана щёлкнула сестру по макушке. – Я тебя научу.

(Продолжение следует)


Tags: сказка, творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments