April 30th, 2010

Микки

Ещё два слова про "УС-2"

Меня посмотреть этот фильм сподвигло, главным образом, наверное, обилие подозрительно похожих друг на друга негативных откликов в сети. Просто создалось ощущение, что ругают фильм только из-за того, что его делал Михалков. Захотелось получить собственное представление. Что и получила. Картина неоднозначная, небездарная, нешедевральная. Собственных записей по фильму набралось аж на семь страниц. Но продолжаю почитывать критику, как любительскую, так и нет. Странное ощущение: согласна практически со всеми, как с теми, кто ругает, так с теми, кто хвалит. Каждый видит то, что хочет видеть, что ему ближе: кто - задницу, кто - бога?!. А кто скажет, что в фильме ни того ни другого нет?!
Микки

Наш Первомай

1 мая – праздник из детства. Ещё накануне улицы становились чистыми, на домах развешивались флаги и иллюминации, белились стволы деревьев и тротуарные бордюры, празднично оформлялись витрины магазинов.

В продажу поступали маленькие красные флажки с напечатанными золотой краской лозунгами «Мир, труд май». Почему-то у меня флажки моментально слетали с древка и без особого повода мне их старались не покупать.

Не каждый год к Первомаю успевали зацвести сады. Чаще было пасмурно и прохладно вопреки излюбленному сюжету с поздравительных открыток: флаг, пышная ветвь белоцвета, солнце… Люди поздравляли друг друга открытками.

Люди ходили на демонстрацию. С демонстраций приносили какие-нибудь «сувениры» вроде гигантских гвоздик из гофрированной бумаги на палке. Мне страшно хотелось иметь дома  такого монстра и я завидовала ровесникам, получившим нечто подобное в подарок от взрослых, вернувшихся с демонстрации. Мне и на демонстрации побывать не довелось ни разу. А как хотелось! Шли телерепортажи с Красной площади, с главных площадей столиц союзных республик. Я сравнивала и отмечала, что наш, Московский, Первомай – самый радостный и праздничный.

Говорят, что вечером взрослые собирались вместе и выпивали по случаю. В моей семье не пили. Что же до окружающих – наш, Останкинский, контингент не замыкался на особых различиях между праздничными и будними днями. Пили всегда, много, по поводу и без повода. Пили вино и пиво. После либо буянили дома, на коммунальных кухнях, либо падали там, где хмель отключал сознание. Наряд милиции собирал тела павших и развозил по вытрезвителям. Добрая «жатва» говорила о том, что праздник удался.

В детском саду с нами готовили программу в актовом зале. Кажется, даже приглашали родителей, а, после праздника, те забирали нас домой пораньше. Форма одежды – белый верх, тёмный низ. Воспитатели раздавали те самые, копеечные, флажки, а, после выступления забирали обратно. Это было обидно… Пол актового зала был выстелен квадратами цветного линолеума, образующими подобие мозаичного рисунка. Нас расставляли по цветным квадратам, мы пели, махали флажками. У старших программа была посложней.

А, вот, что мы пели:

«Первое Мая, Первое Мая – праздник Советской страны!
Первое Мая, Первое Мая – праздник Труда и Весны!
Дружно шагаем, дружно шагаем – Маю навстречу спешим!
Машем цветами, машем флажками Красным Знамёнам большим!»