kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

Сказка (окончание)

Предыдущая часть тут
Тут начало

По мере удаления от Крутища, тучи становились всё тяжелее, опускаясь всё ниже над полем, окаймлённым по горизонту полосой неприветливого леса, и широкой просёлочной дорогой. Автобус тяжело тащился по грязи, с лязгом подпрыгивая на выбоинах и рытвинах, пробуксовывая в лужах целыми фонтанами мутной воды. Телевизионщики молчали под впечатлением от побега гримёра. Лена зябко ютилась в уголке, Миша спал, Виталик пытался что-то пить из термоса. И только Иван находился в приподнятом настроении, любуясь своим пернатым приобретением. С дымящимся термосом в одной руке и кружкой – в другой, поближе перебрался Виталик.

- Что начальству скажем?

- Ничего. – Беззаботно отвечал Иван. – Сначала уволим как дезертира, а после найдём и расстреляем. Расслабься. У меня есть управа на прогульщиков. Смотри, красота у меня какая! – С этими словами молодой человек извлёк птицу из клетки. – Гляди, как только я к ней наклоняюсь, она ко мне начинает тянуться. Тю-тю-тю-тю…

Иван игриво сложил губы трубочкой и легко подался навстречу голубке. И засмеялся от удовольствия, когда птица сделала точно такое же движение вперёд.

- Подцепишь вот что-нибудь от неё – будешь до конца дней лечиться. «Тю-тю-тю…»!

В этот миг автобус подбросило на ухабе и губы Ивана слились в подобии поцелуя с клювиком белой голубки. В следующий же миг птица обернулась Аидой, как та была, когда уходила ночью из дома, в белой сорочке до полу, босая, с распущенными волосами. Девочка оказалась сидящей на коленях у совершенно обескураженного Ивана. Никто толком не понял, что произошло. Вскрикнула Лена, Виталик захлебнулся своим горячим питьём, как ужаленный подскочил со своего места Миша. Дима ударил по тормозам, не веря тому, что произошло прямо на его глазах, отраженное в маленьком зеркале под потолком, и повернулся, дабы убедиться, что глаза не подвели. Воцарившуюся тишину нарушил чей-то робкий смешок.

Опомнившись, Иван отдёрнул от девочки руки и держал их теперь на весу.

- Ваньк! – Хохотнул Миша. – А, ведь, это – статья! Знаешь, сколько ей лет?

- Да ну вас всех… - Пробормотал Иван, близко глядя в лицо Аиды. – Ты как здесь? Ты знаешь, что тебя обыскались?! Твои родители дома сходят с ума!

Девочка не выглядела ни удивлённой, ни напуганной.

- Так получилось. Я не хотела.

Лена набросила куртку ей на плечи. Виталик протянул кружку с питьём. Остальные тоже подтянулись и обступили девочку. А та, спокойно продолжая сидеть на коленях у Ивана, пила чай, куталась в куртку и улыбалась, поглядывая изредка на перепуганных взрослых.

- Как же нам её обратно вернуть? – Виталик задумчиво почесал подбородок и воззрился на водителя. – Дим!

Но шофёр замахал руками.

- Я не поеду назад по такой дороге! Да и где я тут развернусь?! Сядем и будем до первого трактора тут куковать! Вон, Ванька! Сам девчонку умыкнул – пускай сам и расхлёбывает эту кашу! Он мобильный на своём велосипеде, он ездит лучше, чем по земле ходит – пусть едет! Обождать – я обожду. А назад ехать – даже не просите!

Присутствующие переглянулись.

Дождь, между тем, закончился, но тучи не разошлись, отчего поздние сумерки больше походили на ночь. От земли поднимался пар. Незаметный во мраке, он проявлялся зловещими желтыми клубами при свете фар автобуса и придавал людям, вытаскивающим из салона маленький спортивный мотоцикл, неестественные очертания.

- Держись крепче! – Приказал Иван, сажая Аиду впереди себя. – Не хватало мне только потерять тебя по дороге, а так – всё время будешь на виду.

Свет яркой мотоциклетной фары прорезал темноту, выхватывая дорогу на несколько метров вперед. Заревел мотор и машина, плавно взяв с места, устремилась в сторону посёлка, удаляясь шумной рубиновой искоркой. Проводив ездоков, телевизионщики снова залезли в автобус и предались ожиданию скорейшего возвращения Ивана.

В отличие ото всей группы, Иван не плутал по району в поисках нужного поворота, а отыскал посёлок довольно быстро. На место он прибыл первым, был встречен и накормлен добрыми хозяевами, раздал сценарии, покатал по двору Оксану, пока за той не приехал Кощей, а потом начал заполнять ведомости, так как вот-вот должна была начать подтягиваться приглашенная массовка. И путь на станцию вечером он нашел без труда. На обратном пути даже срезал пару километров через поле. Иван всегда с лёгкостью ориентировался на местности, но теперь, глядя по сторонам, молодой человек отмечал про себя, что места по обочинам тянутся совсем другие. Он опускал взгляд к дороге, где читались свежие отпечатки шин автобуса и успокаивался на время, но, отметив, что поля по краям действительно сужаются и лес подступает к дороге всё ближе и ближе, не на шутку встревожился. Тут, возможно, и произошла ошибка. Налетев на какую-то кочку, Иван не справился с управлением. Мотоцикл подбросило и словно неведомая сила, выбив наездника из седла, закружила, завертела и поволокла его по мокрой траве. Машина полетела дальше. Иван мог видеть, как рубиновым маячком и отсветом фары она уносится прочь, почти не касаясь дороги, и медленно затихает вдали рокот её безупречного мотора...

Трава раскачивалась над головой медленно и зловеще. Трава была за шиворотом и даже во рту. Иван приподнял голову и, сплюнув, ощутил внезапный прилив слабости и головокружения…

Между тем, восседая на мотоцикле как амазонка, Аида стремительно неслась одна по пустой дороге. Ветер играл в её светлых волосах, трепал длинную белую сорочку. Подскакивая на колдобинах, мотоцикл взмывал над дорогой, а девочка держалась в седле уверенно, так, как если бы гоняла подобным образом всю жизнь. На губах Аиды играла усмешка. В какой-то миг, когда мотоцикл снова подбросило, она потянула руль на себя. Переднее колесо оторвалось от земли. Проехав так несколько метров, машина легко отделилась от дороги и, плавно набирая высоту, устремилась в тёмное небо. Тучи медленно разошлись в стороны, пропуская маленькую наездницу. Так же неспешно, будто из-за кулис, из-за туч показалась огромная, ярко-желтая Луна. Рокот мотора стих и больше напоминал уже пение ночного сверчка. За машиной чертился туманный хвост, какие тянутся обычно за самолётом. И, подобно тому, как мерцают красные огни самолётов, замигала рубиновая габаритка на задней панели. С земли мотоцикл виделся маленькой летящей звездочкой.

Лёжа в траве эту звезду видел Иван. Только он не узнавал в ней своего мотоцикла. Он вообще многого не узнавал вокруг, а, главным образом – себя самого. Его дурманил запах влажной земли и горечь трав. Шепот ветра завораживал и звал куда-то. Повернув голову, молодой человек увидел возле своего лица лягушку, которая внимательно и пристально смотрела на него.

- Здравствуйте. – Проговорил Иван.

Лягушка кивнула и вежливо поклонилась. Пожала протянутый палец. Отчего-то всё это абсолютно не смутило молодого человека. Минуты назад прямо в его руках белая голубка от поцелуя превратилась в девочку, теперь – лягушка… Иван сел и подставил ладони. Лягушка взобралась на них. Поглаживая её холодную влажную спинку, Иван оглянулся, не следят ли за ним глаза остававшихся в автобусе соратников, и медленно поднёс земноводную к губам…

В поздний час, завозившись с ремонтом старой клетки, Валентин сидел на чердаке. Голуби спали, попрятав головы под крылья, сидя на жердочках как хвостатые, белые пуховые шары. Неожиданно птицы встрепенулись и взволнованно забили крыльями. Увлечённый своим занятием, мальчик поднял голову и увидел, как в проёме слухового окна беззвучно возник и повис в воздухе лёгкий спортивный мотоцикл. На мотоцикле сидела Аида Петухова. Никогда прежде Валентин не замечал, что соседка до такой степени хороша собой. Ветер играл, раздувая белокурые волосы девочки, в широких складках рубашки терялись очертания стройной фигурки.

- Привет! – Произнесла Аида.

- Привет. – Отвечал Валентин.

- Хочешь прокатиться?

Валентин вытянул шею, но так и не понял, что удерживало мотоцикл в воздухе. Как обычно, через окно, он выбрался на мокрую крышу.

- Как это у тебя получается?

- А что тут особенного? – Пожала плечами Аида. – Садись.

Осторожно, всё ещё предвидя подвох, Валентин перебрался с крыши на мотоцикл и, сев позади Аиды, положил руки на руль. Первый момент смутил обоих так как ни разу прежде ни тому ни другой не доводилось находиться так близко. И девочка пришлась почти в объятия мальчика – всё было странно и ново. Оба потупились и слегка покраснели.

- Сел? – Тихо спросила Аида.

- Сел. – Отвечал Валентин.

- Тогда держись крепче… Он с воздуха берёт немного резко.

Руки детей встретились на руле, отдёрнулись в первый момент, но затем снова соединились. Аида доверчиво взглянула на Валентина и склонила голову к его плечу.

- Тебе страшно? – Спросил он.

- Немного… - Мотоцикл тронулся и медленно поплыл по воздуху. – Ты как?

- Нормально… - Крыша дома осталась где-то внизу, только свет от фары разбегался искрами по мокрому шиферу . – Кажется, что-то такое я уже видел во сне.

- Что? – Переспросила Аида.

- Сон… Там, вроде бы тоже ночь была, небо, я, ты, голуби… А ещё на небе было целых восемь Лун!

Аида самозабвенно улыбнулась.

Дима нетерпеливо посмотрел на часы. Ивана ждали уже довольно долго. Виталик дважды высказал предположение, что тот решил остаться ночевать у Петуховых, трижды порывался лично сесть за руль, чтобы поехать и надрать Ивану уши, несколько раз выбегал, делая вид, что отправляется в посёлок пешком.

- Смотрите, ребята! Звезда падает! – Лена прильнула к стеклу. – Видите? Вон там!

Белая звёздочка действительно медленно плыла по небу, а за ней чертился прозрачный туманный шлейф.

- Никакая это не звезда, - заметил Миша, - а самолёт.

Но Лена, не слушая, поспешила к двери, чтобы полюбоваться необычным явлением. Дима открыл для неё дверь и, чуть помешкав, тоже выпрыгнул из кабины на улицу.

- И, что, действительно, можно желание загадывать?

- Да. – Отвечала Лена. – Пока летит. Самое заветное.

- Вроде, - заметил Дима, - падать она не собирается… Всё равно можно?

Лена не ответила. Она стояла, обратив лицо вверх и, зажмурившись, проговаривала что-то неслышно одними губами.

Виталик толкнул Мишу локтем, указывая на девушку.

- Спорим, загадывает на Московском ТВ работать?

- Пусть потешится дурочка… - Миша сладко зевнул и поправил под головой кофр со штативом. – И вообще, это самолёт…

ЭПИЛОГ.

«В семье Петуховых воцарились мир и спокойствие. Они продолжают целительскую деятельность и к ним приезжают за помощью со всей страны. Сюжет о них прошел по местному телевидению, номинировался на областном телефоруме, но призов не взял. Виталик и Миша продолжают трудиться там же, на тех же должностях.

Дима больше не работает с ними. Он стал личным водителем директора Телекомпании.

Дочери Петуховых так и не пошли по стопам родителей. Ася учится в поселковой школе, Аида поступила в областной колледж. Оксана вышла замуж за Кощея Бессмертного. У них небольшая ремонтная мастерская на развилке трёх дорог. Небольшой семейный бизнес на бойком месте. Они счастливы.

Стасик женился на Марье Царёвой и открыл первый в Крутом Крутище салон красоты. В скором времени супруги ожидают прибавления в семействе.

Иван объявился в Яруге лишь через пять лет. С дальнего хутора Балахтина он привёз красавицу Василису. У них трое сыновей. Младшего, как и его отца, зовут Иваном. Старших – Гавриил и Даниил.

Управа Яругского района, сменила, наконец, старые дорожные указатели на новые, современные. Население уверенно пересаживается с велосипедов на мотоциклы и скутеры, что ярко свидетельствует о том, что благосостояние местных обитателей за последние пять лет резко возросло.

Спасибо за внимание. С Вами была Елена Звягина. Московское телевидение.»

                                                                                                                              

Tags: мир кино, непознанное, сказка, творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments