July 3rd, 2019

Микки

Гюго и я (ещё немножечко за гуманизм)

Самые сильные главы романа «Les miserables» благодарный читатель обычно пролистывает. Уж очень многословен этот Гюго! Это сцены в монастыре, где Вальжан подсматривает за монахинями.

Тут важно сразу отметить, кто он, и, кто они. Он – бывший каторжник. Беглый в состоянии духовного перерождения. Перерождения, начавшегося после встречи с Бьенвеню и довершающегося, несмотря на массу добрых дел, совершенных им с тех пор, теперь, в момент катарсиса, когда он со слезами взирает на «подвиг» этих женщин.

Они – сплошь представительницы знатных родов. Они могли блистать в свете и наслаждаться всеми благами жизни ибо были богаты.

Он – сосланный на каторгу за воровство.


В суде он слушал приговор.
Его галеры ожидали.
Он был бедняк и он был вор.
Неделю дети голодали
И, нищетой удручена,
Смотрела в гроб его жена.
Труды, заботы, огорченья
Уж не по силам были ей.
И поддался он искушенью:
Украл на хлеб семье своей.
Но обвинение бесстрастно
Прочел ему синедрион…

Это,  конечно, не о Вальжане, но очень перекликается с его судьбой.
Одна из излюбленных тем в описании судеб подонков общества в творчестве Гюго.Collapse )
Микки

Эх, жаль, в наше время не было ни шпионских камер, ни мини-диктофонов!


Молодец! С ними - только так.
Жаль, в наше время не было такой совершенной техники! Нам мно-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-го, на чём можно было подловить "непогрешимых"! Прямо, начиная с общего сбора по результатам  творческого конкурса, когда некто Шухер заявил открытым текстом, что они знают, кого возьмут на те, пресловутые восемь бюджетных мест. Или случай с тем, кто "в списках не значился", но на бюджет поступил. И вообще, масса ещё омерзительных историй, которые там, как в порядке вещей.
Комменты веселят:

Вот кое-чем мериться с любым, направо и налево, это их хлебом не корми!