kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Буфонный декаданс...

Это, скорее, хорошо, чем плохо! Давно искала этот фильм. Искала ради одного человека, который снимался здесь. Вот и всё.
А фильм не безынтересный. Смотрите!



Игорь

И.К.1993 год для нас, для всех, оказался очень насыщенным. Мы разбрелись по разным киновузам и это, казалось, уже навсегда. Я планировала пригласить Игоря на роль Марьюса в отрывок из «Les Miserables» на будущий год. Его координат у меня не было – не помню уже, кого я попросила его найти. Он позвонил почти в тот же день. Я хотела пересечься с ним где-нибудь в городе, чтобы передать сценарий, но он сказал: «Приезжай в кинотеатр «Москва». У меня там будет премьера». Так почти вся наша компания собралась снова. Я ехала, тайно надеясь, что приедет Андрей. Но Андрея не было. И, что за премьера ожидала нас, чем занимался Игорь после наших общих съёмок, я не знала. А он привёл нас и исчез. На нас, приличную толпу народу (а Игорь, признаться, всюду собирал вокруг себя общество) чуть подозрительно косились контролёры. Мы сели в первый ряд. Из тех, кто вскоре вышел на сцену, я не знала никого. Игорь стоял там, раскачиваясь из стороны в сторону. Он уже был мертвецки пьян. Когда успел? Получасу не прошло, как мы все собрались на Маяковке.

Поскольку я никого из выступающих не знала, я рассматривала шикарные полосатые штаны и ботинки на платформе, на одном из персонажей. Этим персонажем оказался Боря Моисеев. Я и его не знала. Знала одна из девочек, которых притащил на премьеру Игорь. Она и пришла-то единственно из-за Борьки. Во время показа он сидел прямо за нами и эта девочка, то и дело оборачиваясь, страстно хватала Моисеева за колено: «Боря! Это гениально!»

Что чувствовала я? Трудно сказать. Я завидовала Игорю.
Впоследствии реплика «Шут! Мне скучно!» стала чем-то вроде мема для нас. Как до того была и оставалась «Вобла, ты чё?!». Об этом я расскажу позднее.

В конце первого курса я привела Игоря во ВГИК. Где он сразу же оброс друзьями и почти прописался. Райхельгауз брал его на будущий год к себе вольнослушателем. Парнишка делал успехи и уверенно шел в актёрскую профессию.

В последний день учёбы я прибежала сдать какие-то книги или взять методички – не помню. На втором этаже мы неожиданно столкнулись с Игорем. Он слонялся без дела и тоже не ожидал меня увидеть. Помню, как солнечный свет играл на голубых стенах коридора. Игорь был в голубых джинсах и голубой рубахе, стройный, синеглазый, почти красивый. За этот год мы успели и подружить и поцапаться по делу, и, к концу сезона исчерпали абсолютно все силы и темы для общения.

- А я сегодня иду на съёмку. Ночную. Хочешь со мной?

Хотеть – я хотела, но не могла. Тем более, туда меня никто не звал. Я объяснила, но он не уходил.

- У нас сегодня тусовка в общаге. – Зачем-то сказал. И перечислил всех, с кем собирался тусоваться. Они собирались пойти на ВДНХ.

Ни одного приятного для меня человека.

- Не дружи с Т.! – Предупредила я. - Он плохой человек.

Игорь вздохнул.

- Я знаю, но он мне нравится...

И не уходил. Я простилась первой и побежала по делам, но вскоре мы снова неожиданно столкнулись с Игорем. А потом – ещё. И ещё. Это было странно. Точно Провидение нас сводило всякий раз и  чего-то требовало от нас… Но мы не поняли.

Прошел месяц. От «Мосфильма» нас пригласили покататься на речном трамвайчике. Были все наши. Приехал и Игорь. Уже без своих роскошных кудрей, из-за которых его иногда принимали за девочку. Какой-то скучный и, вроде бы, даже ставший ниже ростом… Он поприветствовал девчонок, потом подошел ко мне.

- Нет, - начал он издалека, - я помню, что ты на меня сердишься. – Он стал серьёзным. – Я – поздороваться. И попрощаться.

Это «попрощаться» чётко засело у меня в мозгу. Но Игорь был прав: я была на него сердита. Только кто же прощается в самом начале весёлой речной прогулки?

- Ты помирать собрался?! – Фыркнула я.

Солнце слепило. Игорь прищурил свои синие глаза под длинными чёрными ресницами.

«Может быть.» – Звучало в ответ.

И мне было странно это слышать!

С самых съёмок бала вампиров на ЦНФ мы частенько говаривали о смерти.

- Я вампир! - Гордо заявлял Игорь. И, в ответ на чей-либо недоумённый взгляд, поднимал руку. - Вот, смотри. У тебя есть линия жизни, а у меня нет.

У него, действительно, не было линии жизни! Я сроду не видела подобной руки! Когда же, спустя год, мы снова встретились у меня, в институте, переделившись всеми возможными новостями и воспоминаниями, Игорь протянул мне свою ладонь.

- Гляди! У меня линия жизни вдруг появилась!

Линия появилась. Она была коротенькой, тонкой и хрупкой. И я тогда сказала, что Игорь проживёт лет до двадцати двух... А он шутил потом, что сначала должен досмотреть до конца Санта-Барбару. Да и время, вроде бы, ещё оставалось.

- Может быть.

Он собирался в Одессу, где у него была женщина. Старая. 28 лет. Сгорая от ревности, я уговаривала себя, что у женщины в такие почтенные лета ничего не может быть с Игорем.

- А потом?

- А потом, может быть и в армию… Или помру. Одно и то же.

Мы посмеялись. Он обещал в знак примирения записать мне кассету Вертинского. Куда, правда с мастера не вошла именно «Дорогой длинною».

- Ну тебя! – Сказала я. – Всё у тебя не слава богу.

Мы сидели на палубе рядом. Я и сейчас ощущаю, как это было – он справа от меня. Он болтал с какой-то девицей. Я, демонстративно отвернувшись, тоже болтала с кем-то.

Не помню, когда начинался учебный год. Первого сентября, или позже. Мехран, мой сокурсник из Ирана, крепко подружившийся с Игорем после того, как я ввела его в нашу среду, протянул мне пачку фотографий, на которой, на фоне всех достопримечательностей ВДНХ позировали глубоко неприятные мне люди. И среди них – Игорь. Длинноволосый, лучезарный, в голубом.

- Ты знаешь этого парня? – Мехран тыкал пальцем в изображение Игоря.

- Здрась-те! – Проговорила я. – Я же его и привела на курс!

- Знаешь, что было летом?

Я задумалась, припоминая, что говорил Игорь там, на пристани.

- Он собирался в Одессу. Там у него женщина… - Начала я.

- Нет! – Оборвал Мехран. – Его убили. Он умер. Утонул.

Я ничего не поняла. Сначала хотела наброситься на иранца: кто же так шутит?! Но он был серьёзен. Я несколько раз переспросила, правду ли он говорит. Ещё не было сорока дней. Мехран серьёзно посмотрел мне в глаза.

- Ты приходи. Мы все собираемся у него дома. У мамы.

Я не пошла.

Наши, со съёмок, продолжали понемногу подтягиваться в Москву. Для очень многих Игорь ещё был жив. Не помню уже, кто сообщил, что Игоря подняли из пруда воле Горбушки. Что с трудом опознали – видимо плавал несколько дней...

- Я ревела всю дорогу. – Сказала Надька. – Мне сказала одна дура, так, между прочим.

Она говорила, а я представила себе полный автобус народу, едущего на съёмку. Новость передаётся из уст в уста и люди вновь возвращаются к прежним своим делам. И ревут двое, Надька, о ком бы сроду не подумала, что она умеет плакать, и молоденький совсем парнишка, которому Игорь нравился…

На память остались скупые эпизоды в двух с половиной фильмах. Осталось несколько фотографий. Не знаю – мне не хватило сил уговорить Игоря сняться со всем нашим курсом, с мастерами. Кажется, он застеснялся именно мастеров. Но были снимки со съёмок. И кассета, которую я не успела ему возвратить, надписанная его рукой.

Не успела возвратить кассету и Надька. Она позвонила Игорю насчёт этой кассеты в последний день. Как она говорила потом, ей не хватило настойчивости вытащить Игоря в город и заставить его переменить планы. Но он упёрся: важная встреча. Не могу. Кассету потом отдашь - не к спеху. Почему не настояла? Почему сдалась? Надька мучилась после.

Оказалось, ещё несколько наших звонили Игорю в последний день! Кто-то хотел куда-то его позвать, кто-то что-то передать. Но он всех отшил, ссылаясь на «важную встречу».

И так странно всё, что ещё раньше Игорь попрощался со мной отдельно ото всех… Я помню ту скомканную встречу, наш последний разговор…

И, что произошло на пруду, никто не знает до сих пор.

Игорь мне нравился и, по-моему это знал…

Tags: "тяжела и неказиста", c`est la vie..., видео, кино и ТВ, люди, мемуар, мир кино, непознанное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments