kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

Работа снится...

«Станки, станки, станки…»

Сегодня во сне готовилась к генеральному прогону. Проснулась характерно утомлённой и разбитой, с некоторым облегчением, что всё происходило во сне, а не наяву.

Пьеса довольно странная. Философская. Первая сцена. Современная женщина, замужняя, успешная. Писательница или журналистка. Первая реплика – зовёт домработницу Матрёну, чтобы та принесла ей пачку бумаги.


По ходу она должна встретить своего коллегу, писателя-неудачника, с которым у неё должен закрутиться роман. Если в двух словах, то главный герой в отчаянии от неудавшейся жизни, просит Дьявола помочь ему как-то выкарабкаться и тот посылает ему эту героиню. Если в десятке слов, то Дьявол ставит эксперимент над людьми и наблюдает за ними, выходя на контакт непосредственно с героем, но, не касаясь героини, используя её исключительно, как инструмент. Герой знает, что он – часть эксперимента и, чем всё может для него обернуться. Рад и не рад приходящим благам. Знает, что будет с теми, кто вовлечён в этот эксперимент, но помочь никому не собирается, ибо так его здесь всё поддостало, что пускай оно летит, в тартарары. И они вдвоём с Дьяволом наблюдают, как легко каждый человек ведётся на провокацию, проявляясь в самых низменных своих качествах. Даже самые нравственные на первый взгляд. Кстати, судьбой своей будущей возлюбленной, за счёт которой герой поднимается, он также не озабочен: все всё равно там будем. Таким образом, самым нравственным остаётся Дьявол. Он один тут начинает рефлексировать на фоне собственных речей, которыми искушает людей. Он один тут в конце ужасается человечеством и хватается за голову.

Вопрос. Какого чёрта я, жанровик, полезла в подобные дебри? Но, не важно. Сон же. Собственно, пьеска тоже вторичное явление. Первичные – сами ощущения. Когда собираются актёры на первую читку. Люди, тебе не знакомые, часто не знакомые даже между собой. Их первая самостоятельная читка, их первая читка с поправками. Выход на персонажей, нащупывание сути каждого, открытия, ошибки. Творческий процесс. Вторая стадия – встаём на ноги. К этому моменту начинаю осознавать, что труппа подобралась отличная. Им уже кажется, что они всё придумали сами. Они уже думают, что образ рождается в их головах, а не вложен им незаметно режиссёром. И режиссёру тут важно уйти на второй план и наслаждаться. Да, они горят. Но поджег-то их ты! Ничего не напоминает?

Параллельно идут технические вопросы и решаются мелкие неурядицы. Это-то на виду. И у актёров складывается впечатление, что режиссёр на площадке нужен только для решения подобных вопросов: найти репетиционное помещение, помочь подобрать костюм, посмотреть новое прочтение и т.д. А они горят! Горят!

«Дьявол» принёс костюм из дома. На нём алый бархатный плащ, чёрный берет. Ещё он позолотил себе кисти рук и унизал пальцы кольцами. Возможно, у парня что-то не так с ориентацией, - мельком допускаю я. Но это – внутренняя заметка. Эта сторона его жизни, как и любая другая, для меня не важна. Он придумал и принёс костюм – здорово. У нас нет ничего, ни декораций, ни реквизита. Так, кстати, бывает очень часто. Актёры многое несут из дома. Играем на затемнённой сцене. Надо будет проработать партитуру света. Возможно, будут кубы и самая простейшая мебель.

Перед показом нам надо прогнать спектакль хотя бы раз. А у меня нет ощущения целостного произведения. Поэтому, лучше не один раз, а несколько. И мы ходим толпой по какому-то театру, но не можем найти площадку. Занято всё. Все фойе, все лестничные пролёты, все помещения. Мы пристраиваемся в каком-то голубом зале. На небольшой сцене заканчивается репетиция какого-то студенческого спектакля. Студентов-то набежало! Никак экзамены?! Мы следующие, у нас всего час. Надо успеть.

В какой-то тёмной коморке, где свален реквизит, слышу голос нашего «Дьявола». Заглядываю и вижу, как он репетирует свою сцену перед зеркалом. Ставит себе движение и жест. Он здорово работает! Собственно, я зашла взять на всякий случай сумку и зонтик в качестве реквизита. На всякий случай. Актёр замечает меня. Я хвалю его. Он доволен. Забросив край плаща на плечо, кланяется с самым серьёзным видом. И вежливо просит оставить его одного. Он недоволен собой. Но сам же тут же и выходит. А меня переполняет гордость за них и за себя.

У нас впереди всего час времени. Героиня заняла место за гримировальным столиком – его мы вынужденно используем вместо рабочего стола героини. Вечная бедность маленьких театров! «Матрёна!» - Слышится её первая реплика. А ко мне бегут уже другие герои спектакля со своими вопросами. Я вымотана, выжата, но счастлива. В таком состоянии и просыпаюсь. Во как!

Tags: "тяжела и неказиста", c`est la vie..., искусство, непознанное, творчество, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «everybody eat fromage...»

    Oh, la la! Песенка-речевка (oder franzosisch rock&roll?!)! C'est superchouette! А барышня, кажется, Карла Бруни. Уехала с Карлом…

  • Ценные кадры

    Помню, как Кара, приступая к съёмкам очередного своего «chef d'heuvre», водил съёмочную группу телевидения по «историческим…

  • Предтеча «ЗнаТоКов»

    «Солдаты в синих шинелях». Можно подумать, что далее речь пойдёт о доблестных сотрудниках НКВД, боровшихся с бандитизмом в годы войны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments