kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Реплики третьего плана

Сохранилась ценная бумага! Если верить цифрам на заднице поросёнка, то это - 1995 год.
Итак, 1995, Москва, ЦСДФ. Годы студенческий.


Если и были роли в кино, то второго плана, а реплики, так и вовсе, третьего. То есть, реплики были, а нас на экране не было. То есть, когда понадобился некий фон с выкриками, разговорами, отдельными высказываниями и т.д., наш Мастер собрал своих студентов и, по три-пять человек, каждый день вызывал на студию в ателье.


Это не был акт «невиданной щедрости». Просто это «фирменный стиль» Мастера. Там, где другой взял бы в фонотеке готовый «гур-гур», Мастер писал ситуационные реплики. «У меня, - сказал он тогда же, - иногда третий план звучит интереснее, чем первый». И сочинял на ходу – мы только успевали записывать.

Работали по-старинке, кольцом. В будке крутился закольцованный ролик, вступать надо было сразу, как на экране пройдут все циферки, кружочки, треугольнички. У меня такое было впервые. Я страшно тушевалась, тем более, что где-то рядом, в темноте ателье, существовали старые, опытные актёры. Я терялась в их присутствии, терялась от обстановки, от постоянных остроумных шпилек Мастера по каждому поводу, но, в конце концов, атмосфера сложилась настолько доброжелательная и непосредственная, что и я разыгралась.

«Третий план» озвучивался после того, как со своей смены разъезжались актёры. Поскольку я была ассистентом, я заступала на вахту раньше других моих однокурсников и с удовольствием наблюдала, сидя за стеклом, как те, кто только что царил на экране в гриме и всей своей красе, выходили из ателье какие-то серые, невзрачные, обычно скромно одетые, и щурились на яркий, по контрасту с тёмным залом, свет в нашем «предбаннике».


Разъезжались не все. Как Н., например, который в первую смену озвучивал роль своего брата, умершего во время съёмок, а во вторую подыгрывал и нам. Он, как и почти все его экранные герои, оказался шустрым таким весельчаком и, как только начиналась запись и в зале гасился свет, оставляя лишь тусклые лампочки возле пульта, где мы все стояли, нескромные руки Н. нескромно гуляли по всем самым мягким частям присутствующих, не взирая на возраст и пол. Да и вообще, на «третьем плане» было непринуждённо и весело. Нам, студентам, платили актёрскую ставку и в ведомости, против каждой фамилии значилось «актёр». Что может быть приятнее?

Картина снималась на студии Горького, но озвучка была на ЦНФ: Мастер сказал, что в тонстудии Горького, расположенной в подвальном этаже, слышно метро. Штатные пожилые актёры студии приезжали на Речной. Такая работа.

С работой вообще было туго. Доводилось мне в те годы походить и на массовку, чем, в общем, не брезговали многие профи, хотя, вообще-то актёры считаются людьми гордыми. Был один парень, сам, в прошлом, актёр, в период безвременья дававший в первую очередь хоть так подработать многим своим коллегам. «А ты не думай много, - говорил он мне, указывая глазом на известную актрису, прятавшую лицо под тёмными очками, - видишь, какие люди ко мне на массовки приходят?»

Тяжело было всем. Оттого тепло думалось о Мастере, как о человеке, затеявшем чуть ли не благотворительный проект, пригласив нескольких стариков на озвучание реплик «третьего плана». Осознание того, что все слова с корнем «благо» с личностью нашего Мастера не сочетаются ни коим образом, пришло много поздней. Речь же сейчас не об этом. Это просто была работа. А они были профессионалы! Они задавали планку, зажигали нас и не давали погаснуть. Такая способность «подтягивать партнёра» приходит с опытом.

В перерывах все уходили курить. Я поудобнее устраивалась в кресле в ателье. Здесь же пожилая актриса «тётя Валя», сняв туфли, укладывалась в проходе между рядов прямо на пол и, скрестив на груди руки, закрывала глаза. Через некоторое время она начинала тихо похрапывать. Мне становилось неловко и жутко, и я потихоньку выбиралась вон. Время спустя, в коридор выходила и «тётя Валя», ища меня глазами и с укоризной качая головой: «Что же вы, одну оставили бабушку?!»


Владимир Николаевич был зажигалка. Взгляд с хитрецой, каждое слово, каждая интонация метки. Но, ни одной шпильки, насмешки, что выдаёт человека доброго по своей природе. Хриплым голосом в сцене кабака они сначала задорно переругивались с «тётей Валей», после чего, «пьяно», то в лес, то по дрова, они затянули какую-то песню. Собственно, внешность выдавала в нём человека пьющего. Есть такой тип добряков, без сомнения, вместе с тем, способных, согласно ситуации и на острое слово и на конкретное действие. Нам случалось уезжать со студии вместе. Мне похвастаться было нечем, поэтому коротко отговаривалась рассказами об учёбе. А он? Снимался? Снимался. Много. Говорит с характерной усмешкой, вот, мол, нашла, что спросить. Причём, в известных фильмах. У кого? А, кто на студии Горького работал. И у Лиозновой? Да, Танечку Лиознову очень люблю. Снимался у неё. А где? Снова лукавый взгляд. В «Семнадцати мгновениях весны». А кто Вы там? Снова лёгкая добрая усмешка. А, помните, Цветочную улицу? Вот, мы там…

«Вот, мы там…» Собственно, там несколько было мужчин в штатском. Я кивнула с пониманием. И забыла на много лет.

Мой косяк. А, ведь он был настоящая легенда!

Столько эпизодов пришло на память, что теряюсь, какой бы из них выхватить, чтобы начать. Может быть, из самого начала, когда мы в детском саду в серьёз обсуждали «Мгновения»? У меня комок застревал в горле всякий раз, когда профессор падал из окна… Мы отводили глаза друг от друга, чтобы не выдать себя и тогда Чекалуха, видимо, самая циничная тогда из нас, говорила дрожащим голосом, что это не по-правде. Из окна выбросили куклу. Тогда становилось немного легче и я на полном серьёзе верила, что умница-профессор обманул немцев, выбросив вместо себя из окна манекен, а сам остался жив. И в памяти, кроме распахнутых, увеличенных оптикой, полудетских глаз Евстигнеева остались ещё и холодные стальные глаза Смирнова, что щурились теперь с доброй его хитрецой. «Вы ошиблись».

Вот, с кем судьба свела… Нет давно Владимира Николаевича.

Мы едем в битком набитом, ещё пахнущем новой машиной, сером «Москвиче», который её хозяин, Володя, не вылезающий, кстати, сегодня из сериалов, а раскрутившийся на рекламе, звёздным часом обрушившейся на него года через полтора, ласково называл не то Груней, не то Марусей. Так было заведено: «лошадные» подвозят по пути «безлошадных». В салоне оживлённый разговор. В 90-е почти все актёры могли считаться безработными. И главный вопрос один в трёх: «Есть что где?». «Сколько?» уже не актуален. Владимир Николаевич выходит где-то на Кольце, в районе Колхозной, а мы едем дальше, до Бауманской. Володе куда-то в Кузьминки и я с трудом выстраиваю в голове его маршрут «по пути» с Речного «через Уренгой». Завтра опять на смену. Второму, которому со мной по пути, - с самого утра. А мне сперва в институт. «Хорошие у вас учителя?» - Спрашивает Второй, кажется, тоже Володя (хотя, может быть, и Толя). Отвечаю: «Хорошие.» «А Мастер как?» Вопрос законный и провокационный. Но я ещё в эйфории. «Мастер, - отвечаю, - он лучше всех».

Несколькими днями раньше, на съёмках, Второй, вымотанный и злой, говорил нам: «Никогда не ходите во вторые!» Мы только плечами пожимали и переглядывались. Ну, в самом деле, кто вообще, в здравом уме, пойдёт во вторые?! Да и, вообще, никаких вторых! Только первые. И никто и подумать не мог тогда, что высочайшим достижением в карьере будет всего лишь озвучание ролей третьего плана. Пусть и по актёрской ставке.

Tags: "тяжела и неказиста", c`est жизнь ..., артефакты, люди, мастер, мемуар, мир кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Чему удивляться?

    Я была как-то раз наблюдателем в Потылихе. Зашла в кабинку пожилая дама, закрылась шторкой. Долго шуршала бумагами – видимо, раскладывала…

  • Кино и жизнь

    В 1995 Савва Яковлевич Кулиш завершал съёмки эпопеи «Железный занавес». Для съёмки пролога ленты группа переместилась на объект…

  • "Так как же это вышло-то, что всё шелками вышито...?!"

    Между прочим, некоторые виды мулине дадут фору вышивальному шелку! Слово, кстати, французское. У местных рыбаков оно обозначало моток лески, а у их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments