kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

Ещё два слова про «Годунова»

Я хочу ещё буквально два слова сказать про «Годунова». Не в плане, «хорошо-плохо», тут понятно, что не хорошо и не плохо, а никак. Но в плане того, что в пользу формата комикса была упущена благодатная возможность концептуального подхода к данному проекту.

Режиссёра в данном контексте можно вообще не поминать. Он тут ни причём.
Он, наверное, честно сидел перед мониторами, отдавал команды, а затем приглашал группу посмотреть, что получилось. Больше от современных режиссёров не требуется, а, стало быть, наш факультет можно закрывать. Но у драматурга неужели не было соблазна не в картинках показать, а внутренне, со всеми мотивациями простроить нелёгкий путь наверх «вчерашнего раба, татарина»? Продумать, шел ли тот на компромисс с собой, какими принципами поступался, как внутренне это переживал. Как «из простых лягушек выслужился», то «карту вовремя втерев, то моську вовремя погладив», то чемодан поднеся? А? Очень же современный и своевременный материал и так бездарно пробдён (от «бдить») оказался…

Помнится, простое совпадение ряда личностных черт и жизненных коллизий из биографии Иоанна IV с чертами И. В. Сталина до сих пор будоражит умы киноедов, в виду чего Сергей Михайлович Эйзенштейн был записан однажды аж в «борцы со Сталинским режимом». То есть, идиот, надо полагать был великий Мастер, что так откровенно и беззатейно лез в те времена на рожон?! Ну, нет, конечно! Учебники истории 30-40 годов позиционировали Ивана, как прогрессивного царя, собирателя исконных русских земель. Все, а, точнее, оба «прогрессивных» царя и собирателя, были на хорошем счету у И.В.С.. Не случайно создание ленты о Грозном было высочайше поручено лучшему советскому режиссёру.

Эйзенштейн был выше всей этой суеты и в своём незавершенном произведении попытался порассуждать о том, насколько тяжела бывает Шапка Мономаха, сколь велика ответственность и какова расплата по деяниям того, на чью голову она возложена. И насколько бывает порой оправдана и необходима жестокость и твёрдость правителя. Эйзенштейн изначально не наделяет Иоанна чертами патологического садиста. Власть должна быть жестокой иначе она не власть, а так… Демократия…

Впервые «грозный царь» пробуждается в маленьком Иване от бессилия защитить себя от распоясавшегося думного боярина. В такие моменты испуганный ребёнок кричит: «Мама!». А маму отравили ещё в прологе и та умирать явилась с воем в палату сына, где и скончалась, завещая не верить боярам. Тут же вторая психотравма: пошли ловить красавца Телепнёва и схватили опять в палате малолетнего Ивана. И здесь же подняли на ножи, а, вусмерть перепуганный, Иван не посмел защитить любимца матери, хоть тот и просил заступничества «великого государя» (небольшая роль С. Столярова пошла под нож). Теперь же одинокий и заброшенный, маленький Иван, пытаясь защититься, пожалуй, неосознанно, впервые восклицает: «Взять!» И верные псари являются и выволакивают боярина вон.

Иван и впредь не хотел проливать даром крови. И не раз потом столкнётся с последствиями своего «либерализма», когда в оппозицию уйдут не только бояре, но и друзья, бегство одного из которых отзовётся эхом «стрелы казанской», а уход второго обернётся попыткой прижать царя с помощью церкви, когда, во время «пещного действа», прозвучат, как приговор, роковые слова: «Отныне буду таким, каким меня нарицаете! Грозным буду!»

В нежелании лить кровь пробалтывается, походя, заглавный герой «Годунова». Но в какой момент тот решается на компромисс и как будет действовать после?

В сценарии «Грозного» имелась грандиозная сцена раскаянья Иоанна по кровавом походе на Новгород. Когда в болезненных муках совести обращается грозный царь земной за поддержкой к царю небесному, повторяя одно, что не корысти ради «Не по злобе, не по гневу, не по лютости.  Не себе. Не корысти ради. Для отчизны. Для дела ратного…» Но безмолвен лик царя Саваофа, на своде намалёванного. Не отвечает царь небесный царю земному, оставляя ему его душевную муку.

Не наблюдается явных переживаний по кровопролитии у заглавного в «Годунове». Только призрак Грозного царя Ивана является тому с разъяснениями на предмет негодности его кандидатуры в цари по худородству, как если бы Борис сам плохо ориентировался в придворной иерархии.

Самого Ивана, согласно версии Эйзенштейна, в «грозного царя языческого» произвели, что называется, «внешние обстоятельства», осознание невозможности достичь процветания России без опоры на верных людей при постоянной боярской оппозиции. Мотивации же «Годунова» мне пока не ясны. Не ясно личной ли выгоды, радения ли за Отечество ради, будет плести интриги и подниматься наверх этот персонаж.

Дабы не трепать далее светлое Имя С. М. Э. и не ссылаться на его гениальное творение, обращусь к реальной истории, что вершилась уже на моём веку.

Но вначале, по традиции заступлю чуть издалека. Режиссёры бывают двух типов. Режиссёры «актёрские» и «режиссёры режиссёрские». Первые приглашают в свои проекты «раскрученных» артистов, дабы заранее знать, кто на что горазд и, что может внести от себя в творческий процесс. Вторые собирают вокруг себя часто людей незнакомых, действуя методом классических актёрских проб, не исключая и ошибок, далее переходя к обычной дрессуре режиссёрской работе, «подгонки» актёрского ансамбля под единый творческий знаменатель. Первый путь видится мне более лёгким. Так работал Рязанов, так, продолжает, увы, увы, работать, Дружинина. По второму пути шли мастера существенно более высокого класса, как то мой Мастер, как Козинцев, Барнет или Кулешов.

В кино первый принцип заведомо оправдан уже тем, что обеспечивает сборы: на известных и любимых артистов зритель пойдёт всегда, даже, если картина окажется слабой. Но я не вижу смысла столь плотно шпиговать тиражными лицами телесериал, которому заведомо обеспечены и прокатная база и «верная жанру телеаудитория».

Я помню триумфальную премьеру «России Молодой» в начале 80-х, фильм, где в основной костяк актёрского ансамбля, на главные роли были приглашены молодые, никому не известные и малоизвестные артисты. После длительного перерыва появился на экране легендарный Михаил Кузнецов. Блистательно отыграли на втором, но не на второстепенном (!) плане Борисов, Кузнецов, Золотухин, Стржельчик, Крюков, Харитонов.

И дело не в пресловутой «репертуарной скудости советского телевидения», надуманной телевизионщиками «новой волны»! Эфир имел технические перерывы, когда демонстрировалась настроечная таблица (а, как без неё?!!), но никогда не пустовал! Всегда было, что показать, причём даже, если по первой шел фильм с участием условного артиста «Х», ни вторая, ни третья, и ни четвёртая не могли поставить в сетку фильма с его же участием!

В чём же тогда причина успеха ленты? Может быть в хорошем первоисточнике? Или в том, что режиссёр Гурин сам переписывал роман Германа, адаптируя его для экрана и переводя на язык кино? Или в том, что работать так его научил Михаил Ильич Ромм? Школа? Талант? Уважение к зрителю, к артистам?

Восемь серий позади. Вижу декорации и костюмы. Те, на кого надеты эти костюмы, производят какие-то телодвижения внутри декораций, на натуре; пытаются взаимодействовать друг с другом, но ни разу со мной, как со зрителем. При этом они что-то говорят, но что, в большинстве своём, разобрать невозможно. Видимо, школу уже можно из перечисленного смело исключить. А, если нет школы, остаётся опыт. А он у каждого свой. Чтобы всю эту «многоопытную, стоглавую братию» подвести под единый знаменатель нужен «режиссёр режиссёрский». А тут – никакой-никаковский. Потому, что этого на сегодня достаточно, чтобы пялиться в монитор и отдавать положенные команды «мотор-камера-начали-стоп». Да и, по большому счёту, часто на сериалах не одни чресла греют режиссёрский стул. Нет знаменателя – нет ансамбля. Происходит деление на ноль. И, как ты тут ни крутись, ни рвись – ничего толкового не получится.
Tags: Эйзенштейн, кино и ТВ, мастер, политика
Subscribe

  • «Т»&«П»

    Мгновения, как мы знаем, раздают всем сестрам по серьгам. Развивая тему из того же источника, можно легко прийти к тому, что из мгновений ткётся…

  • Тезисы. 1. Вводное

    Начало отсюда Не дело муз, как известно, заявлять о себе, когда говорят пушки. И, вроде бы, верно: никому не под силу быть услышанным на фоне…

  • Типология советского кино?!

    Очень занятный ролик занесло ко мне в ленту! На первый взгляд, проводить таксономическое исследование отечественного кино, разделяя его на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments