kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Мальчики и танчики

«Там всё идёт, идёт, долго идёт танк…»

«Я хотел бы,
как во время войны,
купить танк на средства артиста,
но пользоваться самому какое-то время…»

«Вы пришли с улицы и сели!/…/
Ты не Сидоров, кассир! Ты танкист!»

Я не люблю фильм «Жаворонок» на который постоянно ссылаются оппоненты «Т-34». Не люблю при всех несомненных достоинствах картины. Просто не люблю и аппелировать к нему не стану. По ходу просмотра «Т» у меня возникали иные, порой совершенно неожиданные ассоциации. В фильме переосмыслен известный сюжетный ход и подан зрителю в историко-развлекательной форме. Как комикс. Похоже, современные сценаристы совершенно лишены понимания типического, как явления, сужая подвиг народа до поступков отдельных героев. Это неплохо – подвиги воспевать необходимо. Но надо правильно выбирать форму подачи. Язык комикса беден для этой цели.

За последние годы компьютерная анимация в отечественном кино достигла невероятных высот, с каких нередко высокомерно поплёвывает на родственный жанр. Кино давно остановилось в своём развитии, «взрослея» только технически. Все его основные возможности были раскрыты ещё в 20-40 годы. Однако кинематографисты нового времени, видимо, ставя себя выше Кулешова, Гриффита, Эйзенштейна, отчего-то считают сложившийся киноязык бедным, архаичным и маловыразительным. А, чем ещё объяснить их нездоровую и бездумную тягу к использованию спецэффектов?! Во все времена старая школа считала их чем-то вроде «костыля», на который можно опереться там, где не хватает визуальных образов, тех самых «лексических единиц» киноязыка, из которых складываются монтажные фразы. И, надо заметить, обходилась без них неплохо, а, если и прибегала к их помощи, то исключительно творчески и всегда к месту.


Очевидно, фильм возник не столько на волне исторической памяти и истерико-патриотизма, сколько на волне популярности различных компьютерных танковых «стрелялок», танковых биатлонов и прочих соревнований и игр. Тема Великой Отечественной войны в кино была актуальна во все времена. Только, чем дальше в историю уходил победный 1945, тем менее узнаваемой становилась война на экране. И ветераны, смотревшие новые, на тот момент времени, военные фильмы, нередко говорили, выходя из зала, что были на какой-то другой войне.

Сегодня почти некому уже выносить подобный вердикт. Но, и без того, разве не очевидно, что война – не дуэль и не соперничество отдельных личностей?! Война – не соревнование и не квест; не место для сведения личных счётов. И счёт здесь идёт не на призовые очки, а на «пяди и крохи» родной земли, что кровью и жизнью порой оплачиваются.  Война не эффектный полёт снаряда, не брызги расплавленного металла в рапиде. Это вообще не про эффектность! И не про «а наши, как вдарят!». Не про «в окопах атеистов нет». Война это злая, коварная стихия, в корне ломающая психику человека, меняющая его отношение к жизни, будь то своей, будь то ближнего, будь то врага. Это не приключение, не игра амбициями и мускулами. Это катализатор. Катализатор для каждого. В том числе и для тех, кто говорит о войне. Устно ли, языком ли прозы, языком ли кино. И отчего-то доброго слова ни для создателей ленты, ни для мединского, отца-вдохновителя всяческой киносерости, не находится, хотя и ругать их особо не за что. Ведь нельзя же ставить в упрёк человеку, что не талантлив, как нельзя, если не вышел ростом, некрасив или малоумен. Такими уж их создала природа, а учение впрок не пошло.

Вдобавок, злую шутку продолжает играть с создателями современных лент о Великой Отечественной, знаменитая фраза героя Дружникова в «Офицерах». Современные воины ходят на войну, как на работу. И уходят с войны, как с работы, «забрав шинель», с осознанием сделанного дела. Эта тенденция немного настораживает. Великий подвиг народа растаскивается по частным историям, лишенным типической подоплёки. А умение показать «большое через малое» - всего лишь признак Мастерства, не более. Вот, скажем, разве «Судьба человека это – лишь пересказ некоей частной истории?! И, даже в, исторической привязке «Молодой гвардии» читаются судьбы сотен и тысяч других молодых подпольщиков. Не устаю возносить на все лады «1 мая» Баркана, помяну его и здесь, поскольку в ленте присутствует эпизод военной поры. В частной, казалось бы, истории главного героя и его семьи, как в зеркале, отражена вся история Страны и её народа.

Случайно попалось на глаза интервью одного из исполнителей главных ролей. Не без интереса было читать, что съёмка проводилась в кабине настоящего танка, а артисту, исполняющему роль мехвода (единственный, кстати, внятный и цельный характер) пришлось научиться водить танк. Съёмка, естественно, была крайне сложной: ни режиссёр, ни оператор с камерой в кабину с артистами поместиться не могли, поэтому там разместили пять (!) камер. Хорошо, когда у тебя камер, как у дурака фантиков! Но, лучше, всё же, без дураков. И снимать на макете, где и свет удобнее ставить и ракурсы. Зритель всё равно этого никогда не поймёт! Хотя, о чём я? Какие ракурсы?! Может, ещё и про режимы вспомним?!

Название «Т-34» указывает, что речь в картине пойдёт о танке. Логично. Но танк, исполняющий заглавную роль, в таком случае должен быть каким-то образом выведен на авансцену и выступать на равных со своим экипажем. Мне (да и не только мне) уже не раз приходилось говорить о киногеничности работающей машины. Механизм киногеничен всегда! Работа механики ассоциативно перекликается с работой живых органов, суставов, сердца, лёгких. И на одной только этой ассоциации можно было выстроить достойнейший видеоряд!

Честно пытаясь принять позицию создателей «Т», всякий раз ассоциативно выруливаю на  Спилберговскую «Дуэль». Картину, интересную ещё и тем, что, помимо демонстрации киногенично работающих узлов, выразительных ракурсов и планов, содержит под визуальным рядом мощный идейный подтекст, заимствованный из легенды о Давиде и Голиафе. Потому что здесь представлен редчайший пример осмысленного и целесообразного рапида, приёма, за который я уже не раз предлагала и сечь прилюдно, и отрывать руки, и, вообще, гнать к чёртовой матери вон из профессии. Безыдейное же противостояние, уложенное в правила военной игры (герои противопоставляются друг другу исключительно по принадлежности к разным армиям), превращает двухчасовое действо в затянутую стратегию, гонялку-стрелялку, где зрителю отводится даже не роль игрока, но – созерцателя.

«Дуэль» же, заметьте, снятая очень просто и дёшево, держит своего зрителя в напряжении до последнего кадра. Только не говорите, что сидоров – не Спилберг! Сидоровым простые решения сложных вопросов на ум не приходят.

Есть ряд моментов очень сомнительных!

Я не вижу, каков был смысл собирать экипаж, если не предполагалось, что танк будет отстреливаться. Достаточно было бы командира и мехвода.

Я вижу слово «Пермь» на башне танка. Но Пермь ещё с довоенной поры носила имя Молотова.

Я вижу ухоженные усы мехвода. Это в концлагере-то! И я не верю…

И ещё я не верю, что человека, восемь раз бежавшего из лагеря, три года державшего в тайне имя и звание, не сломленного пытками (?!), не пристрелили после первого, второго, третьего побега, сломали на невнятной женщине-переводчице. Да и само возникновение этой женщины, заключённой, вхожей в кабинеты и с правом свободного выхода с территории лагеря, сильно надумано. На особое положение, улучшенную пайку, «вхожесть-выхожесть», выбирались только отлично зарекомендовавшие себя перед лагерным начальством унтерменши. Иными словами, конченная нелюдь и мразь. Однако на «чистую территорию», тем более, в кабинеты, те не допускались и всячески старались выслужиться перед начальством потому, как при плохой работе, легко могли возвратиться обратно в общий барак. Таким образом, портрет данной барышни вырисовывается весьма неприятный! Сомневаюсь, кстати, что к 44 году у немцев был дефицит переводчиков!

У войны глазами современных кинодеятелей, давно уже и женское лицо, и женское тело, и женская логика. Женщина стала неотъемлемым атрибутом каждой военной истории. Женщину пихают везде. В последних нескольких сразу танковых киноэпопейках, её затискивают и в танк.

Женщина в ряде случаев должна случайно засветиться голой. У женщины непременно должен быть фронтовой секс. (Кто сказал, что не бывает секса на войне?!). Чаще – с главным героем. (После боя сердце просит женщины вдвойне!). И у самых неискушенных слоёв зрительских масс уже может легко сложиться впечатление, что война – отличный повод устроить личную жизнь.

А, что, - спросят меня, - в советские времена не создавалось нелепых и слабых картин о войне? Создавалось. – Отвечу я. – Только тогда было, с чем сравнивать. Все эти редкие «Крепкие орешки», «Дачные поездки сержанта Цыбули», «Смелого пуля боится», выходили на фоне «Живых и мёртвых», «Освобождения», «Радуги», «Нашествия». Картин, заметьте, снятых без использования спецэффектов! Но несущих глубочайший гуманистический посыл, будь то частная история или многосерийная эпопея.

Российскому кино, - как справедливо заметил некий чиновный деятель, - всего двадцать пять лет. В то время, как кино советскому было больше семидесяти.
Мне кажется, это объясняет даже больше, чем просто было замечено данным ingénu от культуры…
Tags: Эйзенштейн, брюзжание, кино и ТВ
Subscribe

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • et tout à coup ...

    Путин кашлянул. Это вам не баран чихнул!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments