kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

«Победа» - не поражение!

В категории «Мировое кинонаследие» этот фильм занял бы место в разделе статистики. Его не будут смотреть в киновузах даже в рамках знакомства с творчеством Е. Матвеева.

Фильм вышел не ко времени. Уже вызревал на теле СССР зловонный фурункул Перестройки, вылившийся в дальнейший сепсис и разложение.

Советские режиссёры вставали под знамёна Коньюнктуры. Велик был соблазн, развернувшись под 180°, перекраситься и запеть в унисон с адептами Перестройки «отречёмся от старого мира» но адресуясь теперь уже к Советскому прошлому.

Евгений Матвеев был один из немногих, кто остался верен себе. И, пока кругом, под истерические вопли гласности, шел поиск «России, которую потеряли» потому, что «так жить нельзя», взялся за экранизацию романа А. Чаковского.
Со всей своей открытой, Матвеевской, искренностью режиссёр рассуждал о цене Победы и о том, что, как трудно ни досталась бы она тогда, не меньше усилий приходится прилагать в мирное время, чтобы не случилось новой войны.

Фильм не прошел незамеченным. Его выход приурочился к 40-летию Великой Победы. Была пышная премьера и прокат по ТВ. Однако, выйти ему, всё-таки лучше было хотя бы лет на пять раньше!


Действие ленты разворачивается на заключительном этапе Хельсинкской конференции 1975 года, когда были подписаны важнейшие документы, касающиеся баланса сил в Европе. И, как в далёком  1945, основные усилия для сохранения мира опять прилагает Советский Союз. И, как Сталин в 1945, в 1975 году важные для всего человечества решения выносит уже Брежнев. Его приезда на конференцию ожидают в Хельсинки. И, как в 1945, на историческую конференцию аккредитован советский журналист Воронов. В памяти журналиста возникают прямые ассоциации с событиями тридцатилетней давности.

Не просто союзники-победители решали тогда судьбы мира. Сталкивались две мощные политические системы и, в то время как СССР стоял на защите мира, противная сторона уже вынашивала планы нового передела. В 1945 Воронов в сопровождении своего американского коллеги Брайта, выражаясь современным языком, проводил «журналистское расследование», часто с риском для жизни, распутывая коварные замыслы потенциального врага, скрывающегося под личиной союзника. Искал и находил живые щупальца недобитой фашистской гидры. Тогда и он, и, воодушевлённый победной эйфорией, Брайт стояли по одну сторону баррикад. Они были молоды, горячи и бескомпромиссны. Столь же убеждён и бескомпромиссен был все последующие годы Воронов. А вот Брайта безжалостная машина империализма сломала и подмяла под себя. Теперь он пишет заказные статьи, продаётся и покупается потому, что журналисту в капиталистическом мире не пристало иметь собственных убеждений.



Центральной фигурой картины выступает И. В. Сталин (Р. Чхеквадзе). И в пику уже начинающей понемногу набирать обороты либеральной антисталинской вакханалии, Матвеев выводит его умелым тактиком, тонким дипломатом, мудрым отцом всех народов, чувствующим себя ответственным за судьбу послевоенной Европы. Лидером, не намеренным почивать на лаврах победителя, предвидящим ещё годы нелёгкого противостояния впереди.

Об актёрском составе следует сказать отдельно. Помню, как зал заходился в восторге, когда на фразу Сталина «Что ви думаете об этом, товарищ Громыко?», в кадре появлялся комедийный артист Ильичёв и его очевидное портретное сходство с живым на тот момент А. А. Громыко производило колоссальный эффект! Как очевидное
сходство Г. Менглета с Черчиллем, А. Масюлиса – с Трумменом.

В роли Воронова представал А. Михайлов. Герой социальный, яркий, с положительным обаянием. Не Столяров, конечно, но такой же, безусловный образцовый советский человек и гражданин. А вот А. Миронов в роли американца Брайта роль свою провалил. 
Он мешковат, ему совершенно не идёт военная форма и он не умеет её носить. Его «американская раскованность» местами переходит в суетность, болтливость нарочита, да, по большому счёту, чуда перевоплощения на экране не произошло. Всё тот же Миронов, только в военной форме, которую он совершенно не умеет носить, притом, что и сидит она на нём, как седло. Почему было не изобразить Брайта как-то менее схематично? Ведь получилось же, выползло из него человеческое в финале, когда Брайт предстаёт седовласым львом в модных очках и фирменной курточке!

Идейно Матвеев не сказал своим фильмом ничего нового. Основные лейтмотивы всё те же, что звучали хоть во «Встрече на Эльбе», хоть в любом другом фильме, где появлялись союзники. Мы вновь доказали, что «есть в мире правда сильнее доллара», чья сила и подкосила на корню меркантильную натуру Брайта. Мы выступали за то, чтобы все народы продолжали жить в мире на собственной земле. И не увидел Труммен в «рысьих глазах» Сталина страха, когда намекнул ему о «новом оружии», способном уничтожить мир. Мы нашли способ сдержать и его, и Третьей мировой не случилось тогда, хотя угроза её продолжала и продолжает до сих пор висеть в воздухе.
Матвеев тщательно выстраивает исторический фундамент, как подводку к будущей конструкции фильма, после чего приступает… к «типовому строительству». С пафосным жизнеутверждающим финалом, «звучащим назиданием живущим и грядущим поколениям», - простите, но штампованные характеристики подтягиваются сами собой, - с вокалом Кобзона и детским хором на подпевках; с хроникальными кадрами «манифестаций во имя мира», рисунками детей, цветами и голубями и пр. К 80-м подобный приём уже настолько набил оскомину, что, призванный давить на болевые точки, никакого воздействия на них не оказывал. Зрители в зале поднимались со своих мест и начинали одеваться перед выходом на улицу. Это они видели и слышали много раз.

Несвоевременная в середине 80-х, картина, заслуживает внимания сегодня. Она о многом могла бы напомнить и рассказать. В пику уже совершенно сорвавшейся с тормозов либеральной антисоветской вакханалии.

Tags: кино и ТВ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пусть расцветают все цветы...

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments