kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Из Сибири - с Любовью

Истории свойственно повторяться. И вот, через тридцать пять лет после незабвенного мистера Веста, компания англосаксов снова посещает Страну Большевиков. Их самолёт терпит катастрофу, вынужденно садится недалеко от Байкала, и всё дальнейшее своё путешествие до Москвы гости совершают уже  «самоходом», на каждом шагу сталкиваясь с небывалыми успехами СССР на ниве индустриализации и прогресса, убеждаясь, в конце концов, в превосходстве советского строя над капиталистическим. Примерно так завязывается и развивается сюжет фильма Г. Александрова «Русский сувенир».

На самом деле катастрофа произошла ещё на уровне сценария. Александров не сумел создать на бумаге единого, последовательно вызревающего действия. Оно строится на единственном, постоянно повторяющемся ходу, впрочем, свойственном комедии ситуаций: герои попадают в некие обстоятельства, которым дают нелепую и неправильную оценку, что и призвано вызывать комический эффект.


Но зрителю не смешно. Пунктирная, разваливающаяся на отдельные эпизоды, сюжетная линия, держится, главным образом, на «искусстве звучащего слова». Собран великолепный актёрский ансамбль, но, за отсутствием действия, великим Попову, Гарину, Кадочникову, да той же Орловой, совершенно нечего играть. Сам Александров словно не стремится ничем удивить своего зрителя. С экрана  льётся всё та же накачка о небывалых достижениях и успехах Советской Страны, в чём никому, и без того, в голову не приходит усомниться; а язык киноизложения столь же сух и казёнен, как слог любой газетной передовицы.

Зарубежные гости пребывают в плену стереотипов, но задача развеять их к концу ленты оборачивается каким-то неуверенным, натянутым успехом. У зрителя не возникает полного удовлетворения просмотренным. Куда убедительнее и изобретательнее был Кулешов в 1924, играя на явных несоответствиях стереотипов мистера Веста действительности в молодой Советской стране. Да и повествование было закручено столь лихо, что позволяло наполнить видеоряд и головокружительными трюками и блестящими элементами комедии положений. Лента искрится молодым творческим задором и не отпускает зрителя ни на миг.

Нет, в 1924-м Александров также искрился, лихо стреляя в затылок Вакулинчуку, отчаянно трюкачествовал, прыгая в море с борта мятежного броненосца. Но через тридцать пять лет он был уже классик, мэтр и монумент отчаянному Грише Мормоненко, ученику и соратнику великого Эйзенштейна; создателю «Цирка» и «Весёлых ребят».

Тревожные нотки «Сувенира» звучали уже во «Встрече на Эльбе» и в «Весне». Но первый всё же не вылился в окончательный кинопамфлет, а второй спас, пусть и скупой на действие, но, тем не менее, во многом оправданный
сюжет. Хотя такой глыбе, как Черкасов, также совершенно нечего было играть. Как в «Сувенире» Кадочникову и Попову, героям которых, в отличие от персонажа Гарина, не досталось никакой характерности.

Картина вызывает в лучшем случае недоумение. Однако не всё так однозначно! Конечно, погоды фильму это не делает, но с технической стороны он достаточно хорош. Хоть Александров и «зарубил» на корню столь благодатную для киноповествования форму путешествия, он вытянул её технически. Герои ленты путешествуют… в павильоне. Скрашивают их путешествие комбинированные кадры. Конечно, Александров – не Птушко и его фантазия (при его-то возможностях!) не распространяется дальше традиционных рирпроекционных систем, мультипликации и блуждающих масок. Но «старое и проверенное средство», как приём, тут неплохо работает, хотя «на руку» путешествию (!) и не играет.

И в фильме немало удачных шуток. Правда, опять же, – россыпью. В смысле – рассыпаются. Рассыпаются так, что собрать их в единое полотно достаточно сложно. Но мне очень нравится, например, эпизод с девочкой:

- Девочка, как тебя зовут?
- Маре.
- О! Маре. Мария?

- Нет. Маре – Диамаре. Диалектический материализм.

Ну, или попроще, про медведей, «лицо социализма», шамана-фольклориста и цыган-сплавщиков леса.

В фильме есть конфликт. Вялый, но есть. Есть лирическая составляющая. Есть маленькое камео самого Александрова в роли престарелого лётчика. (В следующий раз он появится уже генералом в «Скворце и Лире». Так вот, капитально заматерев с годами, кончит его рыжий матершиник Гиляровский.). Есть музыка, песни и танцы с лёгонькой патиной эротизма. Есть дань конъюнктуре – с неё и следовало бы начать, ведь Александров всегда её чувствовал и стремился соответствовать. И ещё он очень любил свою жену, музу и Галатею, Орлову. Для того чтобы обеспечить её и себя работой, он и взялся за написание «Сувенира». А, лучше бы, не писал. Не все хорошие режиссёры это умеют.
Tags: кино и ТВ
Subscribe

  • Про наших

    Признаться, я, как и, вероятно, многие, не раз мысленно задавалась этим вопросом. С кем были бы все эти люди, перешагни они рубеж Перестройки,…

  • Курсом на тартарары!

    С ностальгией вспоминаю времена, когда выходила на улицу без маски. Но зато я с удовольствием ношу перчатки. Это стильно. Не резиновые, конечно, а…

  • Лингвистический казус

    Дело было в пятом, примерно, классе. Нас отпускали на каникулы, снабдив списками литературы, которую следовало прочесть за лето. Ладно бы ещё по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments