kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

Рижская, Яуза и «тропа здоровья»

В день последнего экзамена я загадала пройти по Яузе от института – до шлюзов. Это не первое моё путешествие. Москва не так велика, как кажется, наверное, взгляду провинциала. Нам нормально! За какие-то восемь часов её можно пройти из конца в конец, а за шестнадцать, соответственно, ещё и назад вернуться.

А северо-восток города я люблю особенно! Любила всегда! Берег в верхнем течении Яузы был тогда ещё дик и не изувечен «цивилизацией. Под мостом плавали утки, шумел камыш. Попик скромно обитал в деревянной развалюшке возле своей кумирни. Весь овраг здесь – прежнее русло реки. Тут она свивается до весёлого ручейка, через которого чуть дальше был переброшен металлический мостик, после чего снова разливается, проходя под Ярославкой дальше, к Сокольникам. К Ярославке прилегало уже открытое пространство в виде обширной лужайки возле живописно расставленных типовушек. Точечная застройка убила всё это благословенное пространство и, я надеюсь, как и косая уродина, нависшая над Мосфильмом, так и вся эта железобетонная нечисть провалится однажды в тартарары, где, а не в моём городе, им самое и место.


Про трубу под Красным Богатырём мне рассказывала однокурсница. Её приятель, байдарочник, вздумал как-то пройти Яузой вверх по течению. Труба его не испугала. Правда там он довольно скоро перевернулся, потерял весло, наглотался жижи и, стеная и ругаясь, пёр на себе байдарку остаток пути. Выбрался за территорией завода весь в краснобогатырском дерьме и немало перепугал своим явлением пжилого обывателя, гулявшего по берегу с собачкой. Собачка даже не залаяла. Позже я слышала эту историю уже, как анекдот от третьих лиц. Но Москва – не такой большой город, а местных тут раз-два и обчёлся. Передаются истории по своим из уст в уста.

- Мужик! – Приветствовал обывателя краснобогатырский пловец. – Какой это город?

- М-москва… - Пробормотал опешивший собачник.

- Мужик, а год какой?

Но на опустевшем берегу только качался сухой камыш …

Байдарочников в Яузе, кстати, мне доводилось видеть! До тех пор в эту историю просто не верила. Ибо в районе нашей школы речка текла чистейшим дерьмом бензином и, когда по физике мы проходили кольца Ньютона, Инна Яковлевна Фогельфельд рекомендовала сходить на реку и посмотреть на них воочию. И никто не хихикнул! Кто полезет в такую клоаку добровольно?!

Байдарочники предстали однажды моему взору в районе Преображенки, за метромостом, аккурат у набережной Ганнушкина. Что характерно!

Если от Ярославки забрать резко вправо, то, по Проспекту Мира можно дойти до Рижской. К своему стыду, на платформе Рижская я не выходила никогда. А на одноимённой станции метро – всего однажды. Никогда она не была точкой моих маршрутов! Но мы регулярно проезжали её когда ехали домой до ВДНХ. И в детстве я всегда радовалась её вырвиглазным колерам, которые, положа руку на сердце, мне никогда таковыми не казались и ассоциировались с круглыми карамельками «Лимончиками» или, как мы их называли «Лимонками». Снаружи – такая же ярко-желтая карамельная обечайка, а внутри – повидло в тон облицовки колонн. Очень «вкусная» станция!
Мой единственный раз, правда, был вынужденным. На Щербаковке вошел невозмутимого вида мужичок с разбитым лицом. Рана была свежей. Мужичок сел напротив меня и начал спокойно выщипывать клочки кожи над бровью. Ощутив резкий приступ тошноты, я выскочила на «Лимонку».

Фигуру со спутником я тоже всегда очень любила. И всякий раз спрашивала, когда мы проезжали мимо на троллейбусе, что такое дядя держит в руке. Спрашивала не потому, что была бестолкова, но исключительно потому, что желала услышать что-то другое. Спутник для мня был ещё чем-то абстрактным. Мне же казалось, что дядечка держит в руке ежа или дикобраза и страшно рад этому! Я же всегда любила животных! Но мне казалось, что дядечка рискует сильно уколоться!

Потом по обе стороны от «дядечки» поставили два торговых павильона и он, зажатый  между ними, теперь втрое более символично, словно протискивался вперёд, стараясь вынести из мира оголтелых торгашей и коммерческих ценностей, ценность истинную, дитя науки и прогресса, первый Советский Спутник, держа его в вытянутой руке, дабы не замарать.

Если через Рижскую то рукой подать до Сокольников. Но ножками, всё же, сподручнее. Тем более, что, если забирать не сильно, лучше выйти к железнодорожной платформе. Вот в этом примерно месте я могла бы прижиться. Тут соблюдены три важных условия комфорта: шум поездов, близость реки и леса.

Тропа здоровья в лесу отмечена указателями. Я каталась тут на велосипеде. Тут спокойно и тихо. Но надо быть начеку: тут некоторые учатся водить и разъезжают на авто, благо место достаточно пустое. При мне так разъезжала какая-то тётка.

Если идти по тропе здоровья в сторону области, выходишь прямиком к туберкулёзной больнице. Сюрприз! Доброго здоровья! Но в любом случае, через железную дорогу и лесок добираться до Сокольников приятнее, чем через эстакаду. В Сокольниках уже ничего интересного нет.
Tags: c`est la vie..., welcome, Москва, Останкино, городская зарисовка, детство, мемуар
Subscribe

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • et tout à coup ...

    Путин кашлянул. Это вам не баран чихнул!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments