kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:

А, в самом деле?



С первого дня в институте Мастер внушал нам, точнее, не внушал, а просто всаживал мысль о том, что кино – искусство синтетическое.

Синтез – суть есть приложение сил многих профессионалов, действующих для достижения общей конечной цели. Режиссёр – человек, призванный привести множество работающих над картиной служб к единому знаменателю.

Художественный совет в таком раскладе – не враги во фронт. Это – тыл. Твой личный творческий тыл. Каждый высказывает собственное соображение на счёт твоей работы, тем более адекватное, уместное и своевременное, чем менее формально участвует в работе худсовета тот или иной творец. И – да! Это – Совет Творцов. Совет коллег. Твоих коллег, к которым ты всегда можешь обратиться за помощью.

Как писал М. И. Ромм, совет прилагает все усилия, чтобы картина вышла, в конечном счёте, к зрителю. Конечно же, тут задействован и материальный вопрос. Когда государство выступало в роли заказчика и продюсера, оно  меньше всего рассчитывало на то, чтобы деньги, выделенные под проект, были брошены на ветер. И это естественно.

А вот творцы зачастую относятся к худсоветам болезненно, воспринимая их работу, ни больше, ни меньше, чем, как покушение на авторский взгляд и творческий процесс. И, чем такая реакция болезненнее, тем беспомощнее в итоге оказывается «творец».

Я против цензуры, но за худсоветы. Это совершенно разные вещи. Без цензуры становится виднее, сколько стоит, сколько весит, и на сколько тянет иной «творец».

Если рассматривать цензуру, как некую систему табу, запретных тем, диктуемых некими общественными правилами приличия, этикета, то, в той или иной степени, её можно представить в качестве составляющей мировоззрения каждого человека. Тот, живя без представления о добре и зле, понятия о приличиях и т.д, имея низкий культурный ценз, естественно, не будет принят в «приличном обществе». Выходя же на некую аудиторию, каждый волен судить о ней и предполагать на её счёт. Вся без исключения возможная аудитория творцу вряд ли нужна. Он не будет заигрывать с маргинальной публикой, дабы увлечь и её, не будет обслуживать низкие интересы: он смотрит выше голов этого слоя, но не из соображений снобизма. Эта категория граждан вне его поля зрения. Он допускает её существование, но рассчитывает на возможность возникновения и у неё интереса к более высоким, нежели их насущные, материям, устанавливая определённую планку. Упомянутый же выше, субъект не станет утруждать себя подобными «тонкостями». Тому немало примеров в постсоветском кино.

Во время защиты диплома и в различных беседах с коллегами о судьбах кино, я несколько раз повторяла, что нам необходим период нового «малокартинья». Гипотетически! (!) Потому, что нет сегодня представителей творческой интеллигенции, мастеров «кинематографического цеха», способных сформировать то образное «сито», через которое на первом этапе просеивались бы заявки, на втором – сценарии. Которые включались бы в дальнейший производственный процесс на правах художественного совета. Нет органа, который реально «помогал» бы «встретиться» режиссёру в поисках материала – со сценаристом, а сценаристу, вынужденному писать в стол, – с режиссёром. Но, поскольку не последнюю роль здесь, тем не менее, всё ещё продолжает играть пресловутый «денежный вопрос», упомянутый ещё М. И. Роммом, вовне остаётся независимый «заказчик», который может быть и не столь щепетилен, как в выборе материала, так и в способах его киновоплощения и бывает движим нередко вовсе не интересами искусства. Его заказ уже никак не может быть отрегулирован. Конечно, у нас  имеется ещё такой «пережиток», как прокатное удостоверение, которое - что пресловутый «привелей» в известном фильме: кого царь любит, тому привелей и даст. По крайней мере, все последние годы в действиях Минкульта не угадывалось  принципа отбора, равно, как и принципа к подходу финансирования проектов.

Свобода творца всегда относительна. В советской системе режиссёр не имел права сидеть без работы. Государство, потратившее деньги на его образование, было кровно заинтересовано в том, чтобы он функционировал. Но оно же было и куратором его творческой деятельности. По-моему, тут нет противоречий. Точно так, но, руководствуясь собственными соображениями, действует и «независимый заказчик». При этом, то, что заказывает и спонсирует он, не обязательно непременно должно быть плохо! Просто он за свои деньги демонстрирует собственную точку зрения. В стране, где нет идеологии, это вполне-себе допустимо! Вопросы же к Минкульту, по-прежнему, остаются!

При подобном раскладе руки-крылья творца становятся более свободны для «полёта». В помощь ему приходятся новые технологии. Благодаря им воссоздать на экране теперь возможно, практически, всё, что угодно. А шедевров, по-прежнему, нет… И Профессор снова оглядывается в день вчерашний, где были «17 мгновений весны» и «Майор Вихрь».

Да, в этих фильмах чётко определены категории «свои и враги», «добро и зло» и показано, на чьей стороне вселенская правда. Чего не скажешь о современных сериалах, где и чётко выраженной мысли, идеи-то нет, но зато непременно присутствует некто, обиженный советской властью, субъект, в военную годину выступающий на стороне Красной армии и воюющий за «свою Расею», где его булки ещё хрустели, а трава была зеленей; непременные звероподобные «энкавэдэшники», бесчеловечные ВОХРовцы и прочие «Сволочи». Однако я не улавливаю связи  между сложившейся тенденцией и отсутствием худсоветов. Дело тут скорей в отсутствии идеологии. Однако, всё же, при наличии некоторых табуированных тем. Так невозможно увидеть в современном кино отрицательный образ человека верующего, а, тем более служителя культа. Мы живём в эпоху, когда складывается новая мифология и выработка новых «видовых признаков» положительного героя.

Приводя, в качестве позитивного примера ряд картин 60-70-х годов, уважаемый Профессор отмечает, что современным режиссёрам и актёрам не под силу одолеть заданную в тех лентах планку.

Тут позволю себе небольшое отступление.

На первом курсе два студента из нашей группы ставили военный отрывок. Однако, благая цель оказалась неоправдана в силу отсутствия выразительных средств. Так, в роли танка выступал заваленный стол. Граната была условной. Скидки на то, что действо происходит на театральной сцене, требующей особого решения, не было сделано вообще. А без неё бросок с гранатой под танк, даже с наилучшими и чистейшими намереньями, выглядел, всё же, больше, как танец дикаря вокруг поверженной мебели с последующим под неё падением.
После этого на сцену вышел Мастер и, без объяснений, делать нам отрывки о войне просто запретил. Объяснение пришло чуть позже, когда студентка представила отрывок об аресте стукача органами НКВД. Тогда Мастер снова вышел на сцену и сказал так: «Никогда не беритесь за темы, которых не знаете.» Он говорил, что подобные вещи требуют кропотливой работы, тщательного к себе подхода, глубокого изучения материала и ответственности за сказанное.

А, в параллельной группе «война» была обязательной темой программы. Это было, действительно, печальное зрелище. И тем более печальное, что вход на показы был открытым. Приходили коллеги из других театральных вузов и весть о «позорном показе» расползалась по Москве в виде анекдотов и баек. Мне всякий раз приходилось открещиваться: под «раздачу» попадали, таким образом, все три группы курса. Примерно так же происходит и сейчас, когда мерзенькая тень очередного кинопасквиля, киномерзости или киноидиотизма огулом набрасывается и на весь наш многострадальный цех.

И дело не в том, что кого-то с детства учили, а кого-то не учили Родину любить. Этому нельзя научить. Этим можно «напитаться» в процессе жизни так, чтобы эта «напитка» вылилась бы потом в патриотизм. И любовь к Родине, всё-таки, не есть любовь к берёзкам и ромашкам – то больше любовь к природе. Не лампадки и образа – то религия. Это чувство без критериев и без расчёта. Это хорошо сформулировал Вознесенский:


Россия любимая, с этим не шутят.
Все боли твои — меня болью пронзили.
Россия, я — твой капиллярный сосудик,
Мне больно когда — тебе больно, Россия.

Человек прорастает капилляром из тела своей страны и она в равной степени чувствует боль каждого такого «сосудика». Причём, если в последней строке будет проставлена дополнительная запятая и в корне поменяется смысл, в понятии патриотизма это ничего не изменит. И в этом плане да, всё системно. В ручном порядке тут ничего не прибавишь, не убавишь, не привьёшь…

И Профессор, наконец, подводит нас к необходимости идеологии. На примере фильма «Поп». В конце которого «хорошего и патриотичного» попа отправили в Сибирь «злые орки» из НКВД. Где с ног на голову была перевёрнута тема Псковской миссии. Далее Профессор меня весьма повеселил заявлением, что «Хотиненко – «очень верующий, почти Достоевский». Нет, блестящий сарказм, конечно, налицо. Никогда религиозность не была синонимом порядочности. Тем более, если это касается «сиих птенцов гнезда Михалкова».

Все проститутки крайне религиозны и набожны. И креста с шеи не снимают, порой, даже ложась с клиентом, а в кельях своих держат иконы. И в сегодняшнем, обезумевшем и растерявшем ориентиры, обществе, такая она, вроде бы, как и не проститутка уже… Почти Достоевский!

То, что было бы немыслимо в советском кино, оправдание предательства, цветёт на экране сегодня буйным цветом. Ведь предательство это уже и не предательство вовсе, если предатель идёт против богоборческой большевистской власти. Это-де не грех, а даже напротив, наводит зрителя на мысль отнестись к такому поступку с пониманием.

Это не совсем отсыл к классовому подходу в искусстве. Это, всё же, вопрос нравственный. Да, я согласна, что современные фильмы «дурачат класс «униженных и оскорблённых»» на радость «интересам класса эксплуататоров». Только вот нет у нас класса униженных и оскорблённых, но есть «умом прискорбные».

Не поручусь, что классовый подход уместен, применительно к искусству вообще. В обществе принято считать, что искусство обслуживает его. Не воспитывает, не облагораживает, не обучает, пропагандирует и направляет. Не соответствует даже неким морально-нравственным, либо идеологическим установкам в обществе, но именно обслуживает существующий запрос. А вот как возникают такие запросы? Снова напрашивается разговор об идеологии.

Но, как же мировоззрение? Ленни Риффеншталь искренне любила Гитлера. Она по зову сердца обслуживала интересы бывших у власти фашистов потому, что это были и её интересы. Но ничто не умаляет ни на йоту её дарования. С другой стороны великий итальянский неореализм поднялся из сети киношкол, открытых по стране с подачи Муссолини с целью обслуживания правящих режимов.

И дело, скорее, не в классовом подходе, наличии или отсутствии какой-либо идеологии, цензуре, худсоветах, а, всё-таки, таланте творца. Но талантливый творец на стороне зла может быть опасен! Злодейство и гений изредка тоже близнецы-братья...

Советский кинематограф умел нащупывать «болевые точки»  зрителя и грамотно воздействовать на них, как то, упомянутая Профессором, известная сцена «Папка!» из «Судьбы человека». Заставить зрителя в зале рыдать легко! Сложней рассмешить. Но современный кинематограф не может ни того, ни другого. Потому, что не может знать о «болевых точках» человек равнодушный или подходящий к искусству с денежным аршином. Не этим, не этим измеряется оно! Современный отечественный кинематограф – эмоциональный и творческий импотент. Плоть от плоти современного общества, добровольно отказавшегося от способности и не могущее уже, не умеющее ни творить, ни выдумывать. И даже попробовать не рискующее.
Tags: "тяжела и неказиста", c`est la vie..., видео, искусство, кино и ТВ, мастер, мемуар, мир кино, размышления
Subscribe

  • Петрушка!

    «Если вставить в музее плачущего большевика…» А верующего большевика следует выставлять в цирке. «Атеизмом, - заключил в…

  • Два эстонца и одна губная гармоника

    «Маленький реквием для губной гармошки» Таллинфильм 1972 год История о том, как два эстонских парня заблудились во времени. Фильм с…

  • «everybody eat fromage...»

    Oh, la la! Песенка-речевка (oder franzosisch rock&roll?!)! C'est superchouette! А барышня, кажется, Карла Бруни. Уехала с Карлом…

  • Предтеча «ЗнаТоКов»

    «Солдаты в синих шинелях». Можно подумать, что далее речь пойдёт о доблестных сотрудниках НКВД, боровшихся с бандитизмом в годы войны…

  • Мои девяностые. НТВ

    Помнится, раньше, на Пасху по НТВ крутили «Jesus Christ Superstar». Ажиотаж по этому поводу случался у нас где-то прямо в начале…

  • 22 апреля - Красный день Красного календаря!

  • С царём в голове, с исторической справкой, но без сценария в руках...

    Любопытный ролик. Величию Сергея Михайловича Эйзенштейна он, правда, блеска не добавляет ибо этот Гений недосягаем. И сценария Климушка не читал,…

  • Профнепригодность о двух концах!

    Я не знаю, кто эти люди, но разговор они завели важный! Впервые образ комсомолки Зои появлялся в фильме Лео Арнштамма. Здесь героиня шаг за…

  • Con-ченный француз!

    Не знаю, что он там видел себе, но я видела в нём только коллегу. Он занимался рекламой, хотя и окончил какую-то местную киноакадемию. Это ему я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment