kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

С Царём в голове и сценарием в руках... (V)

IMG_20180122_223332.jpgПредыдущая часть

Владимир Андреевич

Реальный Владимир Старицкий был славный витязь, имел семью и лихо рубился с братниными врагами. И он вполне мог претендовать на престол Великого князя. Однако сценарная концепция этого не предполагала. В упрощённой драматургической схеме должна была появиться марионетка, как изъявитель коллективной боярской воли.

Эйзенштейн, как всегда, создавал образ с двойным дном. Не просто дурачок, но управляемая марионетка и, одновременно, ширма, за которой скрылся бы реальный правитель, действующий в интересах боярства.

Чуть отступив назад, вспомним, как в детстве маленьким Иваном, манипулировали приближенные к трону верховные бояре. Но их марионеткой мальчик не стал. Первое его «Взять!», вывело его на путь Грозного и не давало уже отступить. А Владимир – «человек мирный… Ему бы впору…» – далее по тексту. Такой «Взять!» сам не скажет, но с чужого голоса – споёт.

В самом рисунке роли присутствует множество черт детского поведения. Владимир простодушен, малоумен и лично сам не представляет никакой опасности для верховной власти. Он и боится этой власти, будто чуя недоброе. Но брать шапку и бармы его толкают со всех сторон. И, пуще всех, мать. Последней каплей стали те самые бармы и та самая шапка, что подал ему лично сам Иван. Тогда-то во взгляде малоумца впервые проскальзывает жадная искра желания власти. Сколько мог оттягивал этот момент Иван, пока сам в глазах брата не прочёл. «Хочет!»

А от этого «Хочет!» до вечного рефрена «Взять!» - меньше шага. Обречён был Владимир с самого начала. А казнён раньше, чем нож Волынца его коснулся. Как только грозный царь Иван жажду власти в глазах брата прочитал.

Федька

Сцена разграбления боярского терема. На воротах хозяин дома висит. В ужасе убегает молодая боярышня. За ней гонится Федька Басманов.

Бежать некуда. Разгорячённый красавец Федька настигает её. Девушка зажата в углу, закрывается руками.

- Дура! – Кричит Федька. - Я не за этим!

И вырывает ей серьги.

Вопрос к девочкам: а вы бы стали убегать от такого Феди?

Блестящий юмор Эйзенштейна:

«Этого никак не ожидала девица,
От обиды в обморок грохнулась.»


Федька-Федька… «Раскололися ворота пополам. Ходят чаши золотые по рукам.» Ходят чаши, да мимо царской казны. По закромам лихих опричников злато растекается… Тут и Алексей Басманов во первых рядах. Тут и Штаден, шпион Курбского.


Опричники Штаден (О. Жаков) и Пётр Волынец (В. Балашов)

Узнав в массовке первой сцены второй серии фильма артиста Жакова, удивляется продвинутый зритель. Такой артист и – в массовке?! Но то Штаден и есть. Плетут интриги враги царства русского. Плетут сети, дабы попался в них царь московский. В ближайший круг враги втираются. Один Малюта Скуратов, как пёс царю предан и одесную за ним ходит. А по другую руку – Федька, да Пётр Волынец, что Старицкими был послан Иоанна умертвить. Простил его царь и к себе приблизил. Ибо «не царя убил, а злейшего врага убил».

Верен Федька царю, но, прознав о делах Штадена, собрался-было Иоанну обо всём доложить. Да, как быть Фёдору: Штадена выдашь – отца выдашь. Не готов покуда Федька «отказаться от роду, от племени, позабыть отца, мать родимую», как в опричной клятве сказано. А, покуда с совестью боролся Федя, другие доносчики вовремя нашлись.

Разомкнулось «кольцо железное с шипами острыми». Царь измен не прощает. Но царь и верной службы не забывает. Алёшка Басманов среди равных первый. Такому голову рубить достойнейший должен. А, кто в довереннейшем круге более Федьки чести достоин?

Великое испытание! Надлежит Федьке в верности царю отцовской кровью расписаться. Стоят друг против друга отец и сын. И в монологе отца слышатся отзвуки давнего царского окрика: «Место своё знайте, Басмановы!» Не для того Грозный Царь боярские рода-дубы вкруг древа Тамаринда царского крушил, дабы «осиннику убогому подняться».

Не для себя. Не ради «русского царства великого» проносил мимо казны деньгу Алексей, но ради того, чтобы поднялся и возвысился род Басмановых. А теперь бей, Фёдор! И знай, что всё тебе достанется! С лёгким сердцем уйдёт отец… Но дрожит рука Фёдора. Рука дрожит, да золото отцовское глаза застит. Алексею смерть не страшна. Он и сына готов проклясть, коли тот от дела его отступится.

Не отказался Федя от роду, от племени. На том крест отцу поцеловал да и кончил его. А сам после жил недолго. Разгадал его царь. Снова грозное «Взять!» своды палат сотрясло. И, пока другие колебались, выступил Штаден вперёд. Оправдано рвение немца: неровён час, выдаст его опальный Фёдор.

А тот, умирая, в последнем вздохе Иоанна зовёт: «Не верь немцу, государь!»

«Словно ангел падший
Фёдор на полу лежит.
Рясой чёрною
Словно крыльями
По плитам раскинулся…»


Эх, Федя, Федя…


🙨
Планы молодого Ивана при вступлении на царство напрямую отбиваются в финале планами ряженого Владимира.

Эйзенштейн, расписывая сцену, сравнивает Ивана с его горящим взглядом и порывистыми движениями с молодым барсом. Как далёк от подобного эпитета Владимир Андреевич!

Тень орла с царского скипетра ложится печатью на чело Ивана. Становится знаком его Предназначения. Такая же тень на лице Владимира смотрится зловеще и пугает. Высокие цели видит перед собой Иван. Далёкие планы строит. Пьян и доволен собой Владимир. Ждёт указаний. И первое же следует незамедлительно - «царю негоже отступать». Надо в собор идти...
🙨
Легко заметить, что в своей кинофейерии «Иван Васильевич меняет профессию» Л.И. Гайдай, создавая образ Бунши на троне, опирается на образ Владимира в царском облачении. И отсыл весьма любопытный с царём и «шутом». Одинаково жалки и нелепы оба самозванца. Обоих одинаково соблазняет власть.

И роковую чашу нельзя не заметить.
Шапрка бармы Иван.png
Тут сам государь из неё от души наливается. Надо было, конечно, её царице
поставить.
Старицкий.png
А вот спародировать Федькину сцену, на мой взгляд, не удалось. Что к лучшему. Вышел самостоятельный, оригинальный эпизод. Федька неповторим!
Продолжение следует
Tags: Эйзенштейн, кино и ТВ, мир кино
Subscribe

  • Ich liebe Deutsch!!!

    Ich liebe die deutsche Sprache, aber eine seltsame Liebe. Seltsame потому, что etwas Natives ist gehört. Да. Что-то слышится... Русский? Да.…

  • Liberte, liberte, cherie, combat 'contre' tes defenceurs!

    А всего-то и надо, что возродить старый добрый санпросвет. Чтобы специалисты на местах простым языком, доходчиво объясняли людям, что, к чему и…

  • А, пока я отсутствовала...

    ... кошка что-то искала в поисковике: Особенно "что"!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments