kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:
  • Mood:

О любимых «ЗнаТоКах»

Не секрет ни для кого, что телевизионные ЗнаТоКи существуют и в бумажном варианте. Весь цикл был прочитан мною ещё в 90-е. Я всегда знала, что Мартынюк, Каневский и Леждей – довольно неплохие артисты. Но, по прочтении первых пяти страниц попавшего в мои руки материала, датированного началом 70-х, они резко подросли в моих глазах!

Более сухого и пресного материала, абсолютно, не раскрывающего характеров главных героев, мне редко доводилось встречать. Да, что греха таить, просто беспомощного и бездарного. Ага! Чую, чую недоумение и возмущение тех, кто знаком с книжными ЗнаТоКами!


Дело в том, что бумажный вариант бумажному варианту рознь! И те замызганные и зачитанные до неприличия книжицы, что пришли ко мне в первой половине 90-х представляли из себя… Да, практически, ничего они из себя не представляли.

Это не были сценарии в том виде, в каком мне привычно было их видеть (а я – воспитанник старой школы!). Это очень походило на пьесу, но без разбивки на акты и действия. Более того. Лавровы писали и без особых ремарок. Притом, что оба они – далеко не Чеховы (Антон Павлович, как мы знаем, также избегал обилия авторских ремарок, предоставляя режиссёрам простор для творчества). Не было в тексте слов о переводе слова «кибрит» с болгарского и «томин» - «с турецкого». Зато были реплики вроде: «Гм...» и «Угу».


Примерно так:

Кибрит: Как вам такая идея, ребята?

Томин:  Угу…

Знаменский:  Гм…

Вероятно, многое придумывалось уже на площадке. Артисты не просто создали образы на пустом месте, но сделали их живыми людьми, заставив их жить и дышать, наделив их характерами и яркой индивидуальностью. Да так, что сами стали неотделимы от этих образов. Всё-таки телевидение в любую эпоху – грандиозная прокатная база для фильмов и генератор небывалой популярности, которой, порой, артисты сами бывают не рады. Телевизионная популярность часто губительна. Зритель не любит, когда их обожаемый телегерой вдруг представляется кем-то другим. Что зритель?! Были времена, когда артистов, засветившихся и запечатлевшихся в ярких телевизионных образах, просто не снимали. До телевизионной эпохи эту негативную функцию с лихвой выполняло т.н. «амплуа». Так после Ляли, которая с Мулей,  Раневская не получила роль Старицкой в «Иване Грозном». Хотя проба была шикарна! Но, если судить не с позиции наших дней, а с тогдашней, из 40-х, то с Высоким Заказчиком нельзя не согласиться. Раневская сыграла несколько буфонно-комедийных дамочек, парочку еврейских мам. «Мечта» ещё не была снята, но и там героиня Раневской ещё не выпадала до конца из когорты еврейских мам. Какая тут Старицкая?! А Бирман… Но пока остановлюсь. Это – тема уже из финальной части «С царём в голове…», которую я никак пока не дочищу. Это будет после. А то опять заведусь и ударюсь в свою «Эйзеншнейниаду».


Итак, «бумажные» ЗнаТоКи. Книжные и сценарные. До книг, надо сказать, я ещё не добралась. Зашла только убедиться, что они существуют. Это было приятное открытие! Я не знала, в какие годы они создавались, но пока рискну предположить, что создавались они на волне успеха телеспектакля, и в литературу знаменитая троица шагнула именно со страничек тех корявых пьес, которые потихоньку, возможно, по мере оттачивания авторами литературно-сценарного мастерства, обрастали словесным «мясом». В сценарии появлялись не просто ремарки, но – полноценные описания. И создавалось ощущение, что авторы просто не были до конца уверены в успехе проекта, за который взялись поначалу. Всё-таки,  детектив в Советские времена традиционно относился если не впрямую, к лёгкому жанру, то, несомненно, относился к развлекательному.

Ситуация начала меняться при  Щёлокове. Доблестные киноОрганы киноВнутренних киноДел, окончательно переключились с показательных разоблачений иноземных шпионов, классовых врагов и вредителей на выявление тех, кто «кое-где у нас порой честно жить не хочет». Хотя, если быть честным, стоит заметить, что задача создания положительного образа сотрудника милиции была поставлена перед творческим сообществом ещё в 50-е годы. Притом, что Нилин, Шейнин, Лазутин и др. успешно работали и раньше, активная экранизация их творческого наследия началась именно тогда. (В 70-е появилась чудовищная экранизация осовремененного Лазутинского «Сержанта милиции»).

Литературный дуэт Лавровых ярко заявил о себе в середине 60-х сборником рассказов о сотрудниках милиции. До этого оба занимались публицистикой, а Лавров параллельно работал следователем. Но я опять ухожу от темы!

Когда знаком с первоисточником, сценарием или книгой, уже иными глазами смотришь на экран. Отмечаешь несоответствия и делаешь замечательные открытия.

Сценарий ЗнаТоКов развивается во времени и в пространстве. Разбросанные вокруг них в разном порядке, персонажи время от времени изменяют свою дислокацию. Выходят на первый план второстепенные, уходят в тень или вовсе исчезают первостепенные, к которым только-только начинаешь привыкать, возникают из небытия «фигуранты» предыдущих дел. Вокруг ЗнаТоКов создан особый мир. В нём нет кровавых убийц,
маньяков и извращенцев. ЗнаТоКи ведут свой незримый бой с незримым же врагом: мошенником, спекулянтом, расхитителем социалистической и личной собственности и т.п. Один раз, правда, Пал Палычу попадаётся самый настоящий шпион, но его, по разоблачении, быстро передают соответствующему ведомству, так и не узнав его «подлинного имени». Всего однажды Пал Палыч предстаёт вооруженным, с пистолетом в руках. И погоня в фильме всего одна. А так - сплошные кабинетные будни. И немного досуга, где ЗнаТоКи в штатском лепят пельмени, поют под гитару, грызут редиску и даже показывают фокусы.

Нам предъявили маму Томина, племянника и собаку Кибрит, маму, брата и собаку Знаменского. И это тоже здорово оживило и приблизило героев к их зрителю. У Зины даже намечался роман с Пал Палычем, но, поскольку сверхзадача была рассказать о дружбе, а не о любви и, идя навстречу массовым протестам зрителей, Зину выдали за другого. А тот уже, в свою очередь, поселился где-то заочно, в вакууме, и его существование время от времени озвучивалось. «Хороший муж у Зины!» - Рассуждают, возвращающиеся из гостей Знаменский и Томин. И на том - всё.

Зритель также отстоял убитого в восьмой серии Томина, хотя на смену ему уже был заготовлен новый «То». Томилин, либо Токарев. А, по легенде, стать третьим в связке мог даже «Фи», Филиппов из «Несчастного
случая». По другой же легенде он планировался Зине в мужья, тем более, что та флиртовала с ним, по замечанию Пал Палыча, на юбилее его мамы.

Непоседа Томин и вежливый и всегда правильный Пал Палыч остались женаты на своей работе. Впрочем, у Знаменского что-то такое ещё намечалось. Помните милую девушку в Бутырке, что выдавала ключи от кабинетов? Она возникала в «Свидетеле» и в «Любой ценой». На первый взгляд, роль – девушка-мебель. Но этот образ должен был получить развитие в последующих сериях. В «Цене» дежурная просит аудиенции у Знаменского. Хочет посоветоваться: на днях сдаёт последнюю сессию в своём юридическом и не знает, куда пойти. Звать девушку Ниной. Играет её реальная, на тот момент, жена Мартынюка, так что и у их героев планировалось quelque chose romantique. Но на аудиенцию приходит уже другая девушка, по имени Тоня в исполнении Каменковой («До третьего выстрела»). Девушка заметно увлечена Знаменским. И Зина подталкивает Пал Палыча обратить внимание на хорошенькую инспекторшу.

В книге Лавровы выкручиваются «игрой слов». Ниночка-Антониночка. Не та, но другая, тоже дежурная, по фильму;  абсолютно та же по книге, а в сценарии, как и была задумана, дежурная Нина.

Точно такой же финт происходит с другими двумя персонажами. Парочка милых стариков с нижнего этажа
постоянно просит Томина ходить дома в мягких тапочках и не топать над их головой. К тому же призывает его и
мать. И сам он – Знаменского, расходившегося по комнате в поздний час в поисках решения очередного дела.

Эта чета приносит выздоравливающему после ранения Томину корзинку редиски, которую «ЗнаТоКи» дружно грызут в следующей сцене.

В книге те обозначены просто, как «докучливая пара с нижнего этажа». В эпизоде «Побег» останавливают спешащего на самолёт Шурика на улице, чтобы поговорить о подозрительной трубе, которая «то дымит, то не дымит».

В книге рассказ о трубе обозначается просто, как скомканный «бестолковый разговор». Но, если вернуться к фильму, где разговор приведён в развёрнутом виде, можно обратить внимание, что Томин спрашивает стариков о сыне, работающем на севере и получает ответ, что тот копит деньги на машину.

Кто же эти старики? Не просто безымянная «докучливая пара с нижнего этажа». В сценарии у них есть фамилия. Это Петуховы. Те, которые будут подвергнуты нападению со стороны гастролёров-грабителей в эпизоде «Букет выходит на связь».

В фильме – Петуховы другие. Типичные мещане-барахольщики. Более молодые и здоровые. Ну, в самом деле, глушить и травить газом двух божьих одуванчиков которым обоим под сто лет, грешно! Однако в «Побеге» подводка к «Букету» осталась!

Не знаю, как взрослые, которые застали и смотрели серию «ЗнаТоКов» с самого начала, как воспринимали они, при неизменном сквозном «тройственном ядре», появление одних и тех же актёров в последующих сериях под другими именами и в других образах, притом, что некоторые «заходили» и под своими. Мошенник Хирург, расхититель Кудряшов, бродяжка Федотов с матерью остаются собой. А таксист Кирпичёв из «Букета» становится вдруг отцом-наседкой в «Бумеранге», Додик из «Подпаска» мелькает в образе продавца комиссионки, свидетельница наезда и соседка погибшего становится продавщицей Универмага, начальник РОВД из «Побега» сам становится подследственным в «Любой ценой», а вор, пойманный с поличным на складе, с дамским чулком на голове, становится вдруг коллегой того, кто «где-то здесь». И аналогичных «подмен» в серии довольно много. Возможно, это  никак не противоречит «закону жанра», забытого ныне, телеспектакля, где, как и на театре, в разных ролях появляются артисты всегда одной труппы. Не буду гадать. Просто помню, как всколыхнулась женская общественность, когда в какой-то очередной несчастной мексиканской мыльной опере о мытарствах очередной бедной девушки, внезапно сменилось полсостава. В ЗнаТоКах отчего-то на такие «нюансы» внимания не обращали. Но тут и класс повыше, и состав всегда блестящий! Попробуй сейчас собери!
Tags: welcome, кино и ТВ, театр, тонкости перевода
Subscribe

  • Liberte, liberte, cherie, combat 'contre' tes defenceurs!

    А всего-то и надо, что возродить старый добрый санпросвет. Чтобы специалисты на местах простым языком, доходчиво объясняли людям, что, к чему и…

  • Куда всё катится?

    Гроза долго колебалась, идти ей в наши края или не идти. Плюнула, ногой топнула и не пошла. Нам это вылилось в небольшой дождичек и далёкий гром.…

  • Exegi...

    Колпакиди с блестящим сарказмом прошелся по современному монументальному искусству, воздав должное и системе, воздвигающей этих идолов, по-сути,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment