kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Котята

Вчера проснулась около десяти от надрывного писка во дворе, в палисаднике. Мелкая пёстрая кроха металась по детской площадке, заглядывая в тупые фейсы выгуливающих своё потомство, мамаш, ища помощи и участия. Чуть поодаль – вторая, белая с серым хвостом. Толстозадые матроны брезгливо отшвыривают обоих с площадки – в кусты.

Сна как ни бывало. Вылетела во двор. Мальчишка лет пяти уже отловил белого. Показывает матери в окно. Второй пищит где-то в песочнице. Выхватываю, пока не налетели безумные мамаши. Мелочь вся умещается у меня в ладони. Кроха. Левый глаз сильно повреждён и распух. Мать мальчишки только что утащившего брата или сестру крохи ещё смотрит в окно. «Их ночью принесли в коробке и оставили под окном. Не знаю, что делать – дома кошка. Сейчас покормим, а там – не знаю…» А у меня дома двое взрослых кошкомужчин. Жму кроху к груди. С повреждённым глазом никто не возьмёт… А мне куда? Тётка вздыхает: наверное, вороны побили… Бегу домой, хватаю переноску, последние деньги, сколько есть – мчу к айболитам в ближайшую клинику.

 

Москва в дыму, жара нагнетается. Киса попискивает в корзине-переноске. Лечу в соседний квартал, уговариваю мелочь, но больше – себя, что всё будет хорошо. Что никто маленькую кису не обидит. В последнем я уже уверена, но честно тут же признаюсь котёнку, что не знаю, что буду дальше делать с ним… В глазах слёзы, но явно не от дыма…

Прилетаем. Принимают хорошо. Я на сегодня первый клиент. Обдирают как липку за визуальный осмотр, прикидку без весов – на вес, возраст – на глаз, вирусы – на предположение. С полом я промахнулась. То, что мы с фельдшером минуту назад приняли за причиндальцы оказалось декоративной росписью… Да и что там рассмотришь у котёнка, который весь умещается на ладони?! Но записали с моих слов Кутузовым. Думала, начнут глаз лечить, а они – температуру мерить. Неприятная процедура, но необходимая. Держим мелкого втроём – я, сестра и фельдшер. Мелочь кусает всех без разбора, довольно болезненно. Возмущённо орёт. 38. Облегчённо вздыхаю. Норма. Колют два укола, пишут огромный список лекарств, спрашивают опять, собираюсь ли я оставлять киску себе. Ну, а что, спрашивается, я пришла сюда?! Неубедительно проголосовала монетой, если такой язык им более понятен?!!

Котёнок между тем успокаивается и, опрокинувшись на спину, играет со мной и умиленным парнем-фельдшером. Врач предполагает, что мелочь вылезла из подвала, обычная дворовая кошка. Но дикий малыш никогда не пойдёт к людям. Пробовали эти доктора когда-нибудь поймать дикого котёнка? Видимо, нет. А я пробовала. И кошка детей никогда не бросает. Лучшие в мире матери – они и куры-наседки, хоть последних и считают существами безмозглыми.

На обратном пути я вся – отчаяние… Мелочь резвится в просторной корзине. Лазает по стенкам и просится в руки. «Не знаю, что с тобой делать… - Шепчу я ей. – Но не брошу… А, что делать – не знаю… Что-нибудь придумаю… Буду пристраивать, раз ты девушкой оказался, Кутузов…» Сквозь прутья на меня смотрит доверчивый серый глаз. Ещё продолговатый – недавно открылся… Какие полтора месяца?! У врача либо в мозгу, либо на оба глаза такая опухоль, как у этой крохи на левом…

Мелочь вытягивается вдоль стенки корзины и засыпает. Несколько раз подаёт писклявые позывные. «Не скандаль!» – Отвечаю ей.

Захожу домой, стою несколько минут в коридоре. Выхожу опять и бреду, куда глаза глядят, в поисках разрешения ситуации… Соседка здоровается. От безнадёжности спрашиваю её, нет ли знакомых кошатников, чтобы пристроить мелочь? Понимаю, что с подбитым глазом киску не возьмет никто, но спрашиваю это не я, а моё отчаяние. А у соседки своя кошка и свои котята. Бреду дальше. На углу незнакомая женщина неожиданно подбегает ко мне. Не ко мне – к пищащей корзинке.

- Кто там у Вас?

- Котёнок. Подкидыш. – Поднимаю крышку.

- И куда Вы такого маленького?! Таких рано пристраивать!

- Не знаю, что делать… - Объясняю, что дома два кота, тоже подкидыши, тоже с трудной судьбой. Что была в клинике, что там наговорили страшных вещей про вирусы и инфекции, которых у малыша, якобы, букет.

- Идёмте со мной. – Решительно заявляет дама.

Иду потому, что не знаю, на что ещё надеяться. Она рассказывает, что она – заводчица. Держит кошек. Мы садимся в палисаднике под её окнами, куда она приносит аптечку обработать котёнку глаз.

Мелочи не больше трёх недель, заключает она. Рецепт из поликлиники рвёт: прописанные лекарства – сплошь гомеопатия вперемешку с убойными для такой крохи средствами. Даёт мне с собой остатки глазных капель и бутылочку с соской. Кормить сливками каждые два часа. Прокапывать глазки каждый час. Позвонить в клинику и узнать, что мелкому кололи. Меняемся телефонами. Ухожу, всё ещё не понимая, что случилось чудо… 

Мелочь спит в корзинке. Оставляю в прихожей и иду за сливками. Возвращаюсь – спит. Умаялся…

Потом моем ребёнка в четыре руки. Мои коты сбегаются на дикие крики, садятся на бортик ванны посмотреть, но не надолго. Мелочь кусается как маленький крокодил, оставляя довольно глубокие и болезненные ранки. Царапается и норовит завязаться узлом.

Потом, завёрнутый в мягкую тряпку, котёнок снова засыпает, а, по пробуждении, получает бутылочку с соской.

 

О судьбе второго котёнка мне ничего не известно. Надеюсь, ему повезло больше, чем девице-Кутузову… Да и её судьба пока ещё не ясна: характер у девушки склочный - ругается на старших котов, выгибается и шипит... Знаю только, что на улицу, обратно, мелочь эта больше не попадёт.

Они оба, безусловно, погибли бы на тридцати семи градусной жаре без воды и пищи (которую ещё не могут самостоятельно ни добыть, ни принять…), не заклевали бы вороны – порвали бы собаки или безумные дворовые дети. А сволочь, которая пожелала обречь котят на мучительную смерть, где-то марает землю своим присутствием… Надеюсь, это будет недолго. Надеюсь, воздастся.

 



Tags: городская зарисовка, животные
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пусть расцветают все цветы...

  • Михал Михалыч 2005-2021

    Я спросила парня, который спас котёнка, как его зовут и можно ли назвать котёнка в его честь. Так бездомный малыш стал Михал Михалычем. А парни…

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments