kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

«Училка» картонная

Сегодня, в рамках «Плохого сигнала» неожиданно появился кинообзор. Никакими «ужастиками» про школу меня уже не шокировать, не удивить и не напугать. Сама могу понарассказать такого, что и плагиатить французские  кинопервоисточники не надо.
Просто с первых же кадров и фрагментов интервью «режиссёра», у меня возникли… ну, не то, чтобы вопросы, но недоумение – да. У нас, оказывается, с некоторых пор семь минут поливов камерой без склеек стало великим достижением в области кинематографа. Пройтись по интерьеру с «дэвэшкой» в стременах, конечно, не поле перейти!

[Что там жалкие две минуты у Герасимова?! Когда это было!]Что там жалкие две минуты у Герасимова?! Когда это было!
 (с 25.20)


[Или три минуты Урусевского.]Или, там у Урусевского? Три минуты, всего-то!
C

А посрамлённый Хичкок вообще пусть повесится на своей «Верёвке»!

Семь минут. Дали детям «Стeдекам» поиграться! У нас же «студик» ни разу ещё не использовался ни для чего, кроме, как для панорам сопровождения. Спросите, как надо? Отвечу. И пошлю вас…
[куда?]
                         … смотреть неновый уже американский сериал «Скорая помощь». Я всех туда посылаю. Вот там из «студика» выжимают все его динамические способности!


Второй момент. Мне показалось несколько двусмысленным заявление «режиссёра» о том, что класс задумывался, как проекция общества. Двусмысленным не по форме, а по сути. Выходит, с обществом можно играть, воздействуя только на основные инстинкты. Управлять им только с помощью силы. Иначе говоря, движет человеком только страх. В чьих руках оружие, тот и сильнее, тот и диктует правила. Тот и лидер. Но самое отвратительное при таком раскладе, что этот ракурс будет моментально принят и понят зрителем. Не от сердца к сердцу – на общем уровне инстинктов.

И сама училка, и каждый ученик, заполучив пистолет, внезапно становятся вызывающе смелыми. Каждый стремится высказаться и высказывается. Случается катарсис, который ни во что не выливается. Второй момент: высказаться ради того, чтобы выпустить пар, но не ради того, чтобы быть услышанным. Зритель поймёт, что у каждого накипело. Накипело, да. Но, если каткрсис, значит, кипело уже давно и быстро эту накипь не снять! А, может, это просто шоковый перезапуск? Как выдернуть вилку из розетки, когда компьютер основательно встал. А потом, руками «блаародного» омоновца, спрятать пистолет, сделать вид, что ничего не было. Ничего! Ни пистолета, ни угроз. Ни, соответственно, последствий, ни для чьей карьеры, ни для чьего-то будущего, ни для детской психики. Рядовой же случай, навести пистолет на одноклассника, или, когда учитель на класс наводит…

Аллегория – штука тонкая. С ней необходимо быть максимально точным и аккуратным. Михалков, и тот, вон, влёт переутомился подорвался. Что происходит, когда все в едином порыве переключаются на романтическую символистику Гумилёва? А его, говорят, сейчас проходят в одиннадцатом классе. И на уроке истории, что, идёт повторение школьной программы по литературе? Нет, понятно, что это отбивка того жирафа, от «тупорылого» вначале. Или же нет? Или, с подачи «училки» дети, наконец, узнают, в чём «истинный жираф»?! А узнав, весело поют про ветер перемен, пока «училка» собирает дрова, дабы подкинуть их в общий костёр. Дружно поют, разом вдруг преодолев все, заявленные чуть ранее, противоречия и конфликты. Странно, что самое важное, - а идиллический «КСП» возникает сразу же после сцены штурма, - выведено за кадр. Ведь это, наверное, именно коллективный катарсис имел место быть. Не ради выхлопа, не просто высказаться выходил каждый к доске, но – с оружием в руках! Направляя, при этом, оружие на своих же товарищей. С кем и поёт теперь в финале в общем хоре. Всё ж наладилось! Дядя-омоновец мягонько пожурил и спрятал концы в воду. Всё ж как раньше! Как всегда! «Всё плохое перемелется…» «Плохое»! Впрочем, ничего странного. Режиссура, петрухин, дело тонкое! Ею может заняться каждый, будь он спортсмен, юрист, менеджер в одном лице, как в данном случае. Дано, правда, не всем, но никто же на свой счёт не принимает!

По поводу «сгустка эмоций». Есть такой замечательный венгерский фильм, «Пятая печать». Не путать с «Седьмой»! Всю первую серию за круглым столом ведутся рассуждения о морали и нравственности, на основании притчи о тиране и его слуге. Действия нет никакого – только разговоры. И, когда зритель уже почти основательно заскучал, ситуация меняется радикально. Каждому из героев предоставляется возможность примерить собственные заключения по сказанному на себя. И выводы получаются совершенно неожиданные и парадоксальные! Но, главное, зритель выходит из зала «загруженный» всё теми же морально-нравственными вопросами, что разбирались всю первую серию и «отбились» во второй. И тоже примеряет их на себя! И вот это – КИНО. Не всё определяется непосредственным плоским действием. Часто главное возникает в голове и в душе того, кто сидит в зале и, если эта «химия» произошла, значит, и формула была прописана верно!



Кто подумал, что я взялась рассуждать о фильме на основании чужого обзора, ошибся. Я говорю лишь о моментах, которые мне сразу же бросились в глаза. О слове, на котором попался сам «режиссёр». О том, что у фильма есть продолжение, наконец! Где, поскольку все плохие, по воле, видимо, божьей, что не требует объяснений, перевоспитались в хороших, возникают новые плохие, теперь уже извне. И снова бряцанье оружием, игра красивыми фразами. И снова неприменный хеппи-энд.

[А обзор у Егора дельный получился!]А обзор у Егора дельный получился!
Tags: брюзжание, интернет, мир кино, обман, тонкости перевода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment