kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:
  • Mood:

Лёха-«волговод»

- Читай, - говорит, Лёша, - что там написано. – И указывает мне на световое табло над шоссе.

Табло предупреждает, что впереди скоростной участок дороги. Указана какая-то сумасшедшая рекомендуемая скорость. Кто не уверен – в правый ряд. Лёша остаётся в левом. Читаю дальше. «Осторожно! Скользкая дорога!» Смотрю на Лёшу, он, довольный произведённым эффектом, ржет. «Счастливого пути!» - проносится уже над нашими головами. Лёша топит педаль.

У Лёши рост два метра. Не то без малого, не то даже с лишним. Водительское стоит впритык к заднему сидению. В меньшую машину он не поместится, а большую позволить себе не может. Да и эта «Волга» у него по доверенности и по договорённости после развода, вследствие которого он, коренной москвич с Арбата, обитает теперь в Мытищах. Но харахорится, будто у него там своя студия (a propos, он фотограф, профессиональный, но плохой), а я делаю вид, что не замечаю доверенность, заткнутую под козырёк над лобовым стеклом. Уверенность в моей неосведомлённости придаёт Лёше статусности. В собственных, разумеется, глазах.

Мы оба любим старые машины. Лёша хотел бы двадцать первую, но пользуется двадцать четвёртой. Кто б не хотел?! При всём, при том, что иметь авто в большом городе – большая глупость, я бы от двадцать первой не отказалась! Правда, мне очень жалко было бы на ней ездить! Ею впору понтоваться любоваться!

Лёшина «двадцать четвёрка» - поздняя. Громоздкая и неуклюжая. Такие уже выходили с чёрными, пластиковыми мордами, но на Лёшиной – родная металлическая решетка. Лёша как-то обмолвился, что эта «Волга» - «жигулёвская». Я не знаю, что это значит. Но у неё нет относительного изящества первых «двадцать четвёрок», на дверях, вместо ручек с кнопочкой, – плоские клавишные ручки, как на «Жигулях». Она вся «не такая», как надо. Она даже крыльями начинает махать, когда набирает скорость. С моего места прекрасно видно! Помимо крыльев, гремит ещё много, что, неведомо, где, но ощущения, что машина вот-вот развалится, отчего-то нет.



Мы всегда ездили в скоростном левом. Справа обречённо плелись, будто стоя на месте, относительно нас, обычно старенькие отечественные машинки, обычно с такими же пожилыми водилами за рулём. Обычно – либо с чем-то, любовно замотанным в трепещущий на ветру целлофан на багажнике, либо с груженым прицепом. Лёша называл правый ряд «для пенсионеров и дачников». Но однажды и нам пришлось влиться в их тихоходные ряды. Просто какие-то уроды на мощных тачках устроили догонялки. Вихрем и каким-то чудом они с двух сторон пронеслись мимо нас. Дальше стали попадаться развёрнутые поперёк движения бедолаги, ставшие помехой на пути лихачей. Лёша поморщился и подал вправо. Метров через двести впереди заколыхались сигнальные маяки.

- Вот, почему не люблю ещё ездить справа. – Проворчал Лёша.

Впереди стоял гаишник, приветливо помахивая своей полосатой палкой.

- Они не ловят тех, кто в левом! Ещё бы! – Начал заводиться Лёша, отстёгивая ремень. – Они бы лучше этих козлов остановили!

Впрочем, нас тормознули не ради прикола, а ради того, что Лёша в поздний час ехал с ближним светом. Он объяснял это какой-то негласной водительской договорённостью так как дальний свет может ослепить встречного водителя.

Я осталась совершенно одна в машине и в панике! Фантазия начала рисовать страшные картины! Сейчас откроется водительская дверца, строгий гаишник выдернет ключ и попросит меня освободить салон. Лёшу увезут на какое-нибудь освидетельствование (фотограф, всё же, дышит всяческой химией), машину отправят на штрафстоянку, а меня оставят прямо здесь, неведомо, кстати, где.

Через дорогу тянулись линии ЛЭП, уходя куда-то вдаль, через тонущее в ночи пространство справа от меня, где до ближайшего человеческого жилья, судя по огонькам, было метров триста. Слева, вообще, возвышался непроглядно-дремучий лес. И вряд ли это был Лосиный остров! Скорее Битца. Потому, что ехали мы на север через юг и там, где, лес, как раз, и была Москва! А мне – туда!

Внезапно открылась водительская дверь и в кабину протиснулся бодрого вида гаишник. Даже не поздоровавшись, принялся деловито шарить по панели где-то возле руля. У меня похолодело внутри!

- Ну, как же вы не знаете?! Вот же! – Он пощёлкал какой-то клавишей.

- В самом деле?! – Очень достоверно изумился подоспевший Лёша. – А я не знал!

И нас отпустили, даже не штрафанув! Просто у Лёши очень интеллигентное до придурковатости лицо, очки, а, если он ещё и выпятит нижнюю губу и удивлённо поднимет брови, никто не усомнится в том, что этот двухметровый лось, действительно, не знает, где ближний свет переключается на дальний и наоборот.


Один раз я по делу приехала к Лёше на работу, как мы договаривались, но его не застала. Я прождала его около двух часов! Сделав последний круг по кварталу (я не люблю ждать, предпочитая, если не догонять, то, хотя бы, гулять), я неожиданно увидела в соседнем дворе мелькнувший багажник знакомой «Волги». Но рано я радовалась… Машина оказалась не та! Удивительно! Та же модель. Тот же цвет. Та же громоздкость и несуразность. Но – без переднего бампера и правого переднего крыла. О, как я разозлилась! «Чтоб тебя! – Мысленно воскликнула я, глядя, на чужую машину. – Чтоб ты точно так раскурочил своё грёбанную «Волгу»!» И, испытав по проклятии ни с чем не сравнимое облегчение, отправилась по своим делам.

Мы встретились через неделю. Я сделала вид, что не приезжала в урочный день, а он, видимо, забыл об уговоре основательно. Мы распечатали мои плёнки, выпили чайку и отправились по домам на метро.

- Так глупо получилось. – Усмехнулся Лёша, закрывая свой кабинет. – Во! – Вынул из пакета, который держал в руке, какую-то металлическую штуку. – Клык с моей «Волги». Снял бампер – а там всё сгнило. Теперь работы непочатый край…

- А, зачем снимал?

- Да, ты понимаешь… Третьего дня, в родном дворе наехал на какой-то бетонный пень. Весь бампер покоробил и правое крыло.

«Так-так!» - Подумала я.


Водительский стаж у Лёши – под стать росту. Огромный! Но это не мешает ему регулярно попадать в небольшие ДТП. Как правило, с очень серьёзными машинами. Один раз, при вьезде в Мытищи, он умудрился собрать в одну цепочку «Вольво» и «Мерседес», пристроившись к ним третьим. И в том случае это было меньшее зло: выбор представлялся – либо в бампер «Мерсу», либо давить гаишника. Собственно, давить гаишника не собирался уже водитель «Вольво», затормозивший первым. Следом затормозил аккуратный «Мерседес». Но тут подоспел Лёша на «Волге» и довёл автонатюрморт до логического финала. Спасённый гаишник не замедлил составить протокол, а, «звёздочку» или кружок со стрелкой рисовал потом Лёша у себя на фюзеляже – я уже не знаю… Даже не знаю, осталось ли что, на чём рисовать.

Tags: c`est жизнь ..., Москва, быль!
Subscribe

  • Куда всё катится?

    Гроза долго колебалась, идти ей в наши края или не идти. Плюнула, ногой топнула и не пошла. Нам это вылилось в небольшой дождичек и далёкий гром.…

  • Как в поисках корешков не растерять вершков...

    Пролог: Пошли как-то жаба и гадюка в баню. Смотрит жаба на гадюку и морщится: ты, что ли, или крест сними, или трусы надень. Гадюка в ответ: а на…

  • О минувшем. Соцкультбыт

    Вчера Е. Ю. Спицын в очередном интервью вскользь вспоминал московское житьё в прежние времена. «Прежние» - шестидесятые-семидесятые,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments