kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Categories:
  • Location:
  • Mood:

О минувшем. Соцкультбыт

Вчера Е. Ю. Спицын в очередном интервью вскользь вспоминал московское житьё в прежние времена. «Прежние» - шестидесятые-семидесятые, когда Маэстро был совсем-совсем юн. Рассказывал сухо, но мне всё показалось так тепло и «вкусно», что даже захотелось туда, на тогдашний Щелчок, в молодой, перспективный район, куда активно ссылались москвичи из центра.

A рropos: Щелчок не всегда был душным гадюшником, как сегодня. Здесь даже кино снимали в те самые годы. Вспомним «Совесть» и «Два дня чудес». И здесь до сих пор можно услышать московскую речь, правда, как и везде, уже сильно нивелированную.


Евгений Юрьевич вспоминал времена, когда принято было ходить друг к другу в гости, причём, даже без звонка. Когда родственники знались друг с другом, часто все вместе собирались за столами и, непременно, пели. Когда во дворах забивали козла, а у подъездов сидели злые бабки. Когда человек, живя во многоквартирном доме, знал всех соседей не только в лицо, но и поимённо.

Частично я застала всё это. Только к нам, в Останкино, редко ссылали москвичей. Но они у нас были!

В нашем квартале располагались две голубятни. А голуби в Москве – отдельная тема. Их не бросали! Их везли с собой даже в самые неведомые дали и возводили на пустырях для птиц эти узнаваемые сооружения. И где-то в кущах, над которыми возвышалась нехитрая сетчатая конструкция с мачтой, слышался гуд голосов и стук костяшек о доски деревянного стола, нередко и звон посуды.

Где прежде забивали козла, скоро будут резать баранов…

У нас в парке был шахматный клуб, где можно было взять напрокат доску и тут же найти соперника. Но и на открытой территории клуба слышался характерный стук костяшек. Ещё одна московская забава встречала отдыхающих при входе в парк. Городки. Небольшая, огороженная с трёх сторон, площадочка с канавкой и гасителем, и ещё сеткой поверх забора. А на сетке – схемы фигур на жестяных дощечках. Несмотря на такое оснащение, чурбачки можно было найти в радиусе десятка метров вокруг. Игра громкая, но тишины старинного парка она не нарушала!

И люди пели! Там же в парке, на одной из аллей, располагался стихийный КСП. Играл баянист, пели голосистые бабёнки. Люди плясали, били дробушки и многие были выпивши.

И я помню, как перед праздниками мы закупались открытками. Писали немудрёные поздравления. Внизу обычно пару новостей, а потом несли и кидали в синий ящик – наши-то адресаты все в Москве.

И, да, ездили в гости. И, собравшись за большим столом, много пели. Песнями заканчивались даже поминки. Большинство песен – старинные, народные, романсы, городские романсы. Большую часть привнёс в семейный репертуар дядька Вадим, профессионально игравший на классической русской семиструнке. Хотя сам был поляк.

Потом играли в карты. Один раз, помню, достали и шахматы. Но карты как-то были популярнее. В шахматы и шашки играют двое, а остальные-то скучают. Другое дело – карты и домино. Когда игроков несколько, коны пролетают быстро. А в лото вообще может играть любое количество народу. И каждый может брать ещё по нескольку карточек! От того лото осталась у нас пара десятков разрозненных деревянных бочонков. Берегу, как пяамять: старинная вещь.

А вот, что до меня, то я, положа руку на сердце, не любила ни ходить в гости, ни принимать гостей. Сестёр у мамы было до неприличия много! И каждая норовила явиться в гости, как к себе домой в любое время. Мама в этом семействе младшая и я, соответственно, тоже. И, когда меня, маленькую, привозили в эти самые гости, так и пускали по рукам, где каждый норовил потискать и поцеловать. Их забавляло, что я тут же вытираю ладонью место поцелуя! Они, вероятно, полагали, что я вытираю следы их влажных губ, чтобы их позабавить!!!

Нет, за столами поют и сейчас. Мне довелось попасть на такое застолье, правда, уже не московское, в предместье. И, поскольку нравы там попроще, до песен многие дошли в стадии манерного мычания.

Была я и в компании московских ленинградцев. Но там была совершенно особая публика и, как нас с братом туда занесло – отдельная тема. Петь – не пели. А танцевать пошли только мы с братом потому, что мы единственные там и накачались. На остальных алкоголь не действовал.

Кстати, Евгений Юрьевич сам отлично поёт. Он выкладывал, но, видимо, удалил, ролик со своего юбилея в кругу коллег. Очень трогательно и тепло. В общем, не знаю, как это… От сердца – к сердцу, что ли? Это, когда для своих. Близко и понятно.
Земляки.

Tags: c`est жизнь ..., Москва, Останкино, афоризм, бытовое, городская зарисовка, детство, мемуар
Subscribe

  • У меня умирает кот...

    Прямо сейчас. Лежит за стеной, на столе, на кухне и умирает. И ничего нельзя сделать потому, что ему шестнадцать лет и куча всякой хроники. Врачи…

  • et tout à coup ...

    Путин кашлянул. Это вам не баран чихнул!

  • «... веют над нами...»

    А, что, сегодня, действительно, гудели сирены?! Я не слышала. И много ещё, кто, в разных районах города не слышал. В общем, с уверенностью могу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment