kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:

Предтеча «ЗнаТоКов»

«Солдаты в синих шинелях». Можно подумать, что далее речь пойдёт о доблестных сотрудниках НКВД, боровшихся с бандитизмом в годы войны в тылу. Это тоже была война! Война, на которой милиции противостоял не менее опасный и безжалостный враг, которого ещё предстояло и вычислять.

Но действие происходит в наши дни (конец 60-х г.г. ХХв.).Телеспектакль получил название по циклу рассказов Ольги и Александра Лавровых о приключениях следователя Стрепетова и, по факту, такой заголовок получился слишком пафосным для небольшого кинорасследования: в серию, как родившиеся несколькими годами позже, «ЗнаТоКи», Стрепетов не пошел.


В центре внимания – положительный герой. Почти стерильный и оттого обтекаемый и гладкий. Прародитель-прообраз ПалПалыча Знаменского. Тот-то, такой же дотошный, человеколюбивый и положительный моралист, был обременён парочкой симпатичных товарищей-коллег, в чём-то не столь же показательно-идеальных и, оттого, более достоверных и живых. Рядом с ними и ПалПалыч сам «ожил» и заблистал. Здесь, несомненно, велика и заслуга артиста Мартынюка! У Знаменского, чего не заявлено у экранного Стрепетова, намечена даже «среда обитания», его дом, его мать и брат. Поэтому на экране живой человек, которого изредка немного заносит.

Стрепетов действует в одиночку. В диалогах с другими действующими лицами, с начальством, коллегами раскрыты все положительные его стороны. Всегда одни и те же. Он внимателен, чуток, дотошен. Но крайне неубедителен!


Фильм-спектакль начинается с пролога. Была стрельба. Неизвестный вызывает «скорую» из уличного автомата. Вместе с медиками на огнестрел прибывают милиционеры. Так главный герой впервые предстаёт перед телезрителями. «Пробник ПалПалыча» не так статен и хорош собой, как будущий лидер тройки «ЗнаТоКов». На что, возможно, и делалась ставка: он рядовой «солдат в синей шинели». Но у него абсолютно нет  никакой характерности! Он действует на грани превращения в схему. Всегда подчёркнуто внимательно слушает своего собеседника, глядя ему в глаза. Тщательно записывает показания в блокнот. Много курит. И, хоть зритель около полутора часов проводит с ним обок, в конце он ровным счётом ничего не может о нём сказать, кроме, разве того, что тот – молодой следователь,  и очень хороший человек. Любит Есенина.

Артист Супонев, исполняющий роль Стрепетова, кажется, даже и не пытается «оживить» своего героя. Он исправно проговаривает текст (а текста много!). У него выигрышные крупные планы, на которых он выглядит ещё более положительным. Но он неживой! Неживой, хоть и двигается, много курит и много говорит. И я не знаю, ему или режиссёру Ануфриеву вменить это в недостаток. Артистов, владеющих искусством звучащего слова немало. Мало артистов, умеющих убедительно, многозначительно молчать. А помолчать Стрепетову почти не приходится. Это усложняет актёрскую задачу. И мало работы с предметом: когда у Стрепетова в руках нет папиросы, нет его верных карандаша и блокнота, ему просто нечем себя занять.

Так же невыигрышно выглядит замечательный артист Куликов. У него в телефильме роль милицейского начальника, введённая больше ради того, чтобы Стрепетову можно было  в  очередной раз раскрыться. (Не мог же он разговаривать сам с собой, равно, как и озвучивать собственный крупный план закадровым текстом. (В кино это «mauvais ton».) Да и служебная «среда обитания», какая-никакая, должна же существовать!). У Куликова в распоряжении также, один текст, но артист – обладатель редкой актёрской органики, чем не мог бы похвастаться Супонев.

А вот отрицательные персонажи обычно отыграны блестяще. Там, где присутствует на уровне драматургии характерность героя, всегда есть, где «разыграться». Яркий образ создан молодым артистом Пороховщиковым. В нескольких появлениях на экране, в деталях, в том, как герой шутит, кокетничает, ест яблоко, двигается, как страдает от боли, раскрывается характер персонажа.

Собственно, отрицательный образ нельзя сыграть формально. Положительный – можно. Отрицательный – нельзя! Это закладывается на уровне задачи. То, что позволительно антигерою, ни в коем случае не должен позволить себе герой. Тот собран, сдержан, монументален и строг. И при работе над ролью актёру бывает довольно трудно найти, за что бы он мог зацепиться, чтобы его персонаж не выглядел механическим привидением.

Тут, - вспомним и «ЗнаТоКов», - здорово помогало курение. Задумался – закурил. Полез за папиросой – возникло действие. Помял, пожевал  папиросу перед тем, как зажечь – появилась характерность. И т.д. Если ничего подобного не пришло в голову актёру, это должен придумать за него режиссёр.

Отрицательный персонаж волен пускаться во все тяжкие и тут задача режиссёра вовремя артиста сдержать, дабы он не переключил на себя сначала внимание зрителя, а после и его симпатии! Пороховщиков купается в роли, фонтанируя обаянием, и выглядит во многом более выгодно, чем его оппоненты.

Психологическая составляющая, свойственная детективам Лавровых, снова выходит на первый план, превнося «чисто человеческий» фактор в следственную канву. «ЗнаТоКи» взаимодействовали со множеством персонажей, часто уступая телевизионную авансцену тем, с кем призваны были вести свой «незримый бой». Стрепетов, ограниченный в окружении, действующий в одиночку, проникается участием к попавшему в сложные обстоятельства, парню. Выйдя на него, по-сути дела, на авось, он действует дальше, руководствуясь профессиональной интуицией, отчаянно пытается помочь своему визави. Тут заряжена и «маленькая хитрость»: зритель тоже видит, что в беду попал хороший парень, а, поскольку, и следователь ему попался хороший, искренне начинает желать, чтобы у парня всё кончилось хорошо. И, более того: верит, что так и будет, и радуется, когда так оно и выходит.

Этому «положительному, но запутавшемуся», в исполнении артиста Моисеева также, в общем-то, негде особенно разыграться в рамках роли. Его герой, в соответствии с задачей, закрыт. И артист честно отыгрывает эту краску до положенного часа, когда, по расчету следователя, настаёт «критический момент», чтобы ему самому прийти и, наконец, покаяться. Трогательная исповедь заставляет окончательно проникнуться к нему симпатией ту часть зрителей, которая до сих пор не начала сочувствовать судьбе персонажа.

Вот, примерно так, шагнув-было со страниц серии очерков о Советской милиции, следователь Стрепетов не сделал карьеры на экранном поприще. «Незримый бой» вместо него продолжили «новые бойцы», Знаменский, Томин и Кибрит.


Отдельно несколько слов стоит сказать о телеспектакле или фильме-спектакле, как об самобытном жанре. Чётких критериев которого, кстати, не определено!

Можно сказать, что это общее дитя кинематографа и театра. Получившее от кино разбивку на крупности и монтажные фразы, а от театра – характерную неспешность повествования, камерность и условность. Действие обычно разыгрывается в нескольких студийных локациях. Поскольку работа идёт в павильоне, звук пишется прямо в студии и зритель может услышать шаги и рабочие шумы и, что, пожалуй, особо ценно, непосредственную интонацию артиста без последующей переозвучки.

В любом случае, «Солдаты в синих шинелях» достойны внимания по целому ряду причин. Как пробник, предтеча телесериала, который вскоре займёт свою телевизионную нишу на целые двадцать лет. Как представитель забытого ныне, жанра. Как, наконец, документ ушедшей эпохи.
Tags: кино и ТВ
Subscribe

  • Куда всё катится?

    Гроза долго колебалась, идти ей в наши края или не идти. Плюнула, ногой топнула и не пошла. Нам это вылилось в небольшой дождичек и далёкий гром.…

  • Деликатый дождь и «Кекс весенний»

    У меня зонт килограмма полтора! Десять спиц и усиленная конструкция. Зонт-трость у меня спёрли и я заслала тому, кто сейчас с ним ходит все свои…

  • Март-марток...

    Ночью наблюдала такую картину. Прекрасно понимая, что качество будет плохое, не сфотографировать не смогла. Что получилось вытянуть - то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments