kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

День Советской Космонавтики

Не знаю, как выглядят современные буквари. Не представляю даже, вообще, буквари ли это в том понимании, в каком привыкло воспринимать свои первые книжки для чтения моё поколение. Не рискну предположить, о чём в них написано…

А в наших было такое стихотворение:

Взлетел в ракете русский парень,

Всю землю видел с высоты.

Был первым в Космосе Гагарин.

Каким по счёту будешь ты?

«Вторым! Вторым!» - радостно начинали кричать мои ровесники-первоклашки. Хотя все знали, что второй уже был, был третий, четвёртый и череда космических подвигов не прекратится.

 

В раннем детстве ещё мы с мамой ходили гулять на Аллею Космонавтов. Шли вдоль череды монументов и мама вслух называла фамилию каждого героя. Потом подходили к Стеле. Мои мелковозрастные ровесники карабкались по пологим стенам пьедестала и съезжали вниз как по горке, лазали по Спутнику. Дети постарше пытались взобраться выше, по металлическому шлейфу Ракеты и скатиться оттуда. Нынешнее поколение осваивает Аллею, вооружившись роликами и досками. Мало, что изменилось. Разве, фамилии космонавтов уже не на слуху и имя Гагарина не информативно… Космос ещё в пору моего детства стал чем-то обыденным и само собой разумеющимся, как успехи нашего балета, новаторство советского кино, ударные стройки, успехи отечественной медицины, науки, техники и спорта. Только теперь, на фоне всеобщей серости, тема космоса снивелирована ещё больше. Новому поколению нечем, да и, по большому счёту, незачем гордиться чем-то, чего нельзя подержать в руках… А с цоколя-пьедестала на самом деле удобно кататься.

Мы шли домой по Первой Останкинской, мимо дачи академика Королёва. Когда-то весь наш район в основе своей состоял из частного сектора… Останкино исторически было малоэтажно. Тогда, до появления кооперативных монстров на бывших пустырях улицы Королёва, дача академика смотрелась более естественно, чем теперь. Сегодня она одна осталась от старой застройки, если не считать кирпичных пятиэтажек, возведённых в начале шестидесятых.

Моя улица носит имя Королёва. А по-соседству – улица Комарова, названная в честь известного учёного-ботаника, всегда плотно ассоциировалась с именем знаменитого Советского космонавта. Так повелось.

В детском саду нас всерьёз занимало, подлинная ли ракета Гагарина установлена на ВДНХ, у павильона Космос. Всю космическую экспозицию, от макетов спускаемых аппаратов с манекеном внутри, до муляжей Белки и Стрелки, мы знали наизусть. (К слову сказать, другая экспозиция, музей в цокольном этаже Стелы, никогда не работал. Я даже о существовании этого музея узнала довольно поздно…)  В знаменитых самолётах, варварски порезанных в новое время на металл «по причине ветхости», побывал каждый из нас. А в ракету вот не пускали… Мы рассуждали логично, что ракета эта слишком мала, чтобы в ней поместился человек (!), полагая, что кабина космонавта находилась именно где-то в её стволе; хотя в глубине души, верили, что это именно та самая, настоящая, Гагаринская, ракета.

И мы все хотели в Космос. Космическая тема развивалась для нас в атмосфере романтики подвига, что, впрочем, было свойственно тому времени. Ударные стройки, работа на пределе, энтузиазм, самоотверженность… Составные собирательного портрета Советского человека, человека новой формации. И вряд ли кто-то допускал мысль, что первым в Космосе мог быть представитель другой страны. Как невозможно было нам не победить в войне. Как спасовать перед природой и не построить БАМ. Как не быть первыми на спортивных состязаниях. Как не построить Коммунизм и не превратить Москву в образцовый, коммунистический город. Если что-то в реальной жизни и не соответствовало идеальному её варианту, глядевшему на нас, живущих по коммуналкам, с ярких агитплакатов того времени, то как-то само собой верилось, что это – случайное и проходящее явление …

Кстати, плакаты с фотографиями космонавтов-героев, с перечислениями всех заслуг и наград, висели иконостасами наравне с портретами членов Политбюро едва ли ни в каждой серьёзной, уважающей себя, организации.

О каждом новом запуске ракеты сообщалось по телевидению. Мы знали имена тех, кто работал в данный момент на орбите. Мы привыкли к тому, что, по возвращении, они получали Звезду Героя Советского Союза. «И «Волгу»», как гласила народная молва. В телерепортажах космонавты забавно кувыркались в невесомости, проращивали какие-то семена, наблюдали за животными, летающими в своих крошечных вольерах и изредка выходили «на прогулку» в открытый Космос. Не ведала же та молва, в чём на самом деле состоял труд космонавта.

Перестройка и вовсе свела на нет все светлые страницы нашей истории. Космическую романтику перевели в денежный эквивалент. Последним вздохом космической темы стал «Буран», символично для нового времени переделанный в дорогое предприятие общепита.

И вот – круглая дата. Зашевелились, вспомнили, спохватились… Но не как раньше, когда первая половина года проходила под знаком преддверия знаменательного события, а оставшаяся – под эгидой славной даты. Сегодня, как обычно, соберут программы, фильмы для одного дня. Один день всего радио и ТВ посвятят, возможно, космической теме. А 13 уже обо всём забудут, войдя в свой обычный, «общепитовский» ритм.

Сегодня так гаденько-гаденько хихикал по ТВ Учитель, утверждая, что в нашей стране за 50 лет, не считая, конечно, его «Предчувствия», не было снято ни одного фильма о Гагарине. Удивляет, откуда целым залпом выстрелило вдруг целой когортой взрослых людей, «не помнящих родства». Сразу на вскидку вспомнился «Так начиналась легенда», о детстве Гагарина. И фильмы о Королёве были. И книги о космонавтах печатались. И не закупали за рубежом документальные ленты об истории освоения нашей страной космического пространства с участием наших учёных и космонавтов; и не крутили их по ТВ с трижды переложенным звуком. Оригинальной русской дорожкой интервью, английским закадровым переводом и русским «перепереводом», из которого следовало, что сейчас Гагарин «лежит в окружении Кремлёвских стен». Так отметился ещё один переводчик, не помнящий родства.

 


Tags: Останкино, даты, детство, кино и ТВ, мемуар, размышления
Subscribe

  • Ich liebe Deutsch!!!

    Ich liebe die deutsche Sprache, aber eine seltsame Liebe. Seltsame потому, что etwas Natives ist gehört. Да. Что-то слышится... Русский? Да.…

  • Liberte, liberte, cherie, combat 'contre' tes defenceurs!

    А всего-то и надо, что возродить старый добрый санпросвет. Чтобы специалисты на местах простым языком, доходчиво объясняли людям, что, к чему и…

  • Курсом на тартарары!

    С ностальгией вспоминаю времена, когда выходила на улицу без маски. Но зато я с удовольствием ношу перчатки. Это стильно. Не резиновые, конечно, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments