kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

"Без вин, без курева..."

Чего-чего, но «житья культурного» у нас хватало. В первый день, в стеклянной «трубе», переходе, соединяющем здание института с учебной студией, Борис К., которого я ещё не знала по имени, заметив, что я единственная в группе не курю, снисходительно хлопнул по плечу. «Ничего, ничего. Тут ты всему научишься.» Но, если я чему и пришла учиться, то никак не этому. Спустя два года Борька уже почти орал на меня, доказывая собственную правоту: «Ты занимаешься искусством. Ты не сможешь! Ты обязательно закуришь! Потому, что это помогает и стимулирует! Курят все люди исекусства, все! И ты закуришь. Может, даже и не сигарету, но закуришь! Потому, что я так сказал. А я не ошибаюсь!» Тут я подумала, что Борька, судя по всему, дурак…В классе в пятом, помнится, подобным образом рассуждала моя одноклассница. Но не о куреве, а о вшах, которые являлись по её мнению таким же неотъемлемым признаком взросления, как прыщи. Я не стала спорить с ней именно потому, что она дура. И с Борькой не стала…Институт стоял прокуренный и серый от табачной копоти. Дымили везде. Дымили даже педагоги в аудиториях. Некурение однокурсники рассматривали как часть моей эксцентричности. У меня сразу нарисовалась подражательница. Крепко курившая девица вдруг сумела переубедить всю группу в том, что это не она дымила с ними напропалую, а это они сами надумали себе. Ибо девица она стильная и «все друзья говорят ей, что ей бы очень пошла сигарета». Она же тайно настучала на кафедре на курящего в аудитории педагога. Тому сделали строгое внушение. Сокурсники, правда подумали не на неё, а на меня. Но мне пофиг. Главное, он курить на занятиях перестал. Тогда на заметку поставили всем педагогам. Но один, трубочник, всёже однажды сорвался. Однако ему было простительно: он был пьян.
Но, время от времени, некоторые сокурсники признавались, что завидуют мне. Что хотели бы бросить, но – никак. Причём, заканчивали свою исповедь всегда одинаково. «И не надо, не начинай». Будто бы я искала у них духовного совета!
Было, кстати, поветрие у экзольтированных особ – «курить по жизненным обстоятельствам», иногда. Это, вроде бы поднимало статус в курящих компаниях. Так одна моя «мало курящая» приятельница опозорилась однажды, попросив у подруги раскуренную сигарету. Очень картинно она держала её в нервных пальцах, красиво подносила к губам. Держалась вполне-себе достоверно, пока не спросила, почему у неё не идёт дым? «Я в неё дую, дую, а дым не идёт…»
И вот, 1928 год. Богатый ресторан, развесёлая Одесса. Мы – группа золотой молодёжи за маленьким столиком. Точнее,  1994 или 1995, ресторан Белорусского вокзала, закрытый на ремонт. Мы – группа студентов на съёмках у Мастера.
На съёмках всегда накурено. В павильонах курить не разрешают, но мы на объекте, где, в принципе, можно. Дымят все. Костюмеры, гримёры, осветители, массовка. Но в кадре появляться с сигаретой нельзя: в 1928 – только с папиросой. Ходит реквизитор с пачкой «Беломора». Мы в кадре. Мои соседи по столу начинают тихонько изнемогать. Наконец, Мастер переходит к укрупнениям. Меня сажают на передний план, вполоборота к камере, второй режиссёр тут же суёт мне в одну руку папиросу, в другую – стильный длиннющий мундштук.
Мундштук этот, к слову сказать, был один единственный и за смену сумел покочевать по десятку не известно, чьих, ртов. Мне и в руки-то его было взять неприятно. «Может, - робко пискнула я, обернувшись на страждущих однокурсников, - кто-нибудь из них?» Но это был глупый вопрос: на переднем-то плане сидела именно я. Но без глупых вопросов было никак нельзя! «Что мне с этим делать??» Второй обернулся и посмотрел на меня как на безнадёжную. «Я не умею… - Призналась я. – Раскурите мне, пожалуйста!» И в кадре я красиво сидела с этой папиросой в длинном мундштуке. Она дымила и таяла, а мои соседи глотали слюнки, глядя на неё. Конечно, я отдала эту беломорину после команды «Стоп!». Она пошла по кругу и, на глубоких затяжках, скоро истлела совсем.
Так мы и жили.
Курящие люди окружали меня с раннего детства. Курил сосед по коммуналке. Курили старшие мамины сёстры. Только мама и отец были некурящими.
В детском саду я с крайней достоверностью разыграла сценку с закуриванием от спички. Папиросой, как и спичками, были палочки, наломанные здесь же, на кустах. Воспитательница смотрела на меня, удивлённо хлопая глазами и открыв рот. Ведь я работала с предметом, не упуская ни одной детали! Вот вам «актёрское наблюдение»! А, когда мы, несколько девочек, вслух заявили, что, когда вырастем, будем курить, на всякий случай, переговорила с нашими родителями.
В младших классах мы собрались-было однажды покурить чай, завернув его в тетрадные листы. Я рассматривала всё как игру, не находя, по большому счёту, в курении ничего привлекательного. В качестве стимула, как рассматривал всё это Борька, не думала о сигарете никогда. Все эти сомнительные радости оставались где-то в параллельном мне мире. Я крайне брезглива, очень чувствительна к запахам, люблю свежий воздух. Есть, конечно, трубочные табаки и «дамские» сигареты с довольно приятными, «холодными» запахами трав, но, как оказалось,  сам табак так не пахнет – пахнут ароматизаторы.

Нынешняя креативная идея Минздравсоца, произрастает, конечно, из благого намерения, но вот формы приобретает воистину адские. Курильщиков не пугает рак – их решили пугать конём. Говорят, вокруг министерства носился безумный красный конь и приставал к прохожим. Но не как конь, а как жертва. Вставал на колени, умоляя бросить сигарету, пел и танцевал, а окружающие, видимо, ржали… Я бы сделала по-другому. Пусть бы даже с этим самым Долбоконём. Пусть бы приставал к курящим прохожим с просьбой двинуть его. Вот это был бы креатив!
Tags: "тяжела и неказиста", c`est la vie..., даты, мемуар, мир кино
Subscribe

  • Чему удивляться?

    Я была как-то раз наблюдателем в Потылихе. Зашла в кабинку пожилая дама, закрылась шторкой. Долго шуршала бумагами – видимо, раскладывала…

  • Кино и жизнь

    В 1995 Савва Яковлевич Кулиш завершал съёмки эпопеи «Железный занавес». Для съёмки пролога ленты группа переместилась на объект…

  • "Так как же это вышло-то, что всё шелками вышито...?!"

    Между прочим, некоторые виды мулине дадут фору вышивальному шелку! Слово, кстати, французское. У местных рыбаков оно обозначало моток лески, а у их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments