kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

"Падение Берлина"

Начать хотелось бы с того, что меня крайне возмутило однажды высказывание об этой ленте доморощенного киноведа Путина, назвавшего этот фильм «низкохудожественным».

Не знаю, какое кино киновед Путин считает «высокохудожественным», но к «Падению Берлина» данную реплику никаким боком отнести нельзя хотя бы потому, что делали её настоящие Мастера. Режиссёр Михаил Чиаурели*, оператор Леонид Косматов**, автор музыки Дмитрий Шостакович.

Достаточно ли киноведам порядка Путина только этих трёх имён, чтобы усомниться в собственном умозаключении? Скорее всего, нет. Им, разве, имя Шостаковича знакомо (искренне надеюсь)… Реплики же по поводу того, что едва ли не на каждую старуху отыщется проруха, к создателям фильма отношения не имеют и я попытаюсь немного объяснить, почему.


Что, по-сути, является критерием художественности? Как ни странно, но художественность и искусство (искусственность) – родственные, практически, однокоренные слова, восходящие к понятию «art».

Наверное, сложно, просто-таки невозможно смотреть «ПБ» как зрелище, без подготовки. Без учёта того, что картина создавалась в определённые времена, что режиссёр искреннейшее любил Великого Вождя и абсолютно верил в него. Без учёта того, что картина эта – поздравительная открытка к юбилею Сталина. А, что, если попробовать взять и сдуть эту пену? Что останется в чистом осадке?

С какой вообще меркой следует подходить к просмотру? Кино как губка впитывает в себя черты именно той эпохи, в которую оно создаётся, вне зависимости от того, какую эпоху воспроизводит на экране.

«ПБ» создавалось в конце 40-х. Нет, я не веду разговор к тому, что мастерам необходимо делать скидку на внешние «суровые» обстоятельства. Я призываю подсчитать, сколько лет вообще было молодому киноискусству? Шел, продолжался киноэксперимент. Так продолжается любой эксперимент. Творцы пробуют, ошибаются, ищут лёгких, ищут сложных для себя путей. Советский художник, вдобавок, был руководим принципами, изложенными В. И. Лениным в беседе с Кларой Цеткин. О том, что «искусство должно принадлежать народу, должно быть понятно и любимо этими массами». Поэтому, даже столь высоколобые творцы, как Чиаурели, часто говорят со своим зрителям максимально простым языком. Поэтому и соскальзывает временами в лубок, подстёгнутое высоким замыслом и самыми искренними намерениями творчество того же Чиаурели, Юткевича или Ромма.

Народ же – рабочие и крестьяне, тонко прослоенные интеллигенцией. Ориентированное на прослойку, кино покоряет мир, но на родине кладётся на полку. Такая судьба была у нескольких лент Абрама Роома. Но я отвлеклась.

«ПБ» - фильм-притча. Притча о русском солдате. Местами она перекликается с темами русских былин и форма повествования отчасти также выдержана в фольклорном ключе.

Главный герой картины – русский солдат, Алексей Иванов (Б. Андреев). Представитель нации, сплачивающей народы Советского Союза. Неслучайно плечом к плечу с ним до самого Берлина шагают бойцы Зайченко и Юсупов, как представители братских славян и народов Средней Азии.

Алексей Иванов не просто русский. Он родился 7 ноября 1917 года, под залп «Авроры». Далеко неслучайно в самом начале ленты заявляется биография героя. Он – советский русский.

Он – сталевар. Варит сталь, из которой сделают затем и мирные трактора для возделывания пашен, и грозные военные машины. Его труд, как и труд всех, кто находится с ним рядом, направлен на созидание. Мирные люди под мирным небом ударно работают, получают награды, учатся, поют песни, влюбляются, строят планы на дальнейшую мирную жизнь. И неожиданно в их планы и жизненный ровный устой врывается война.

Визуально на экране всё уложено в сухую информативную схему. Буквально – на контрастах и ассоциациях. Вот поле в золотых и тучных колосьях пшеницы, безмятежно голубое небо. Двое влюблённых, радостно бегущих по полю, которое вдруг заволакивают чёрные облака. «Что это, Алёша?» - Недоуменно вопрошает героиня. Ещё секунду назад всё казалось таким светлым, радостным и незыблемым… И вдруг синее небо заполоняют звеньями самолёты, как чёрные кресты. Горит пшеница, рвутся бомбы, вздымая фонтаны чёрной земли, стелется чёрный, удушливый дым. По полю едут чёрные автоматчики и звучит известная тема Шостаковича. Это метафора. Это война.

Разбомблён мирный городок, по улицам которого ещё вчера гуляли наши влюблённые. Городка не узнать. Люди мечутся, рвутся бомбы, всё заволакивает чёрный, непроглядный дым…

Раненый Алексей приходит в себя в госпитале. Словно минуту назад он был ещё мирным тружеником мирной страны. Теперь же вокруг совершенно другая обстановка. Кругом война, немец стоит под Москвой, а он, как былинный Илья Муромец лежал до урочного часа, чтобы восстать возмущённо и дать отпор ненавистному врагу. Не время больше, как отвечает он своему другу-украинцу Зайченко (Ю.  Тимошенко***) варить сталь как прежде. Теперь его работа – «делать мёртвых фашистов».

Так бронепоезд мирных людей выходит с запасного пути и, набирая ход, громит по всем фронтам ненавистного врага. И трудно противостоять этой стремительной стальной машине.

Всюду на передовой былинный богатырь Алёша. Он гонит врага до самого Берлина. Туда, в Германию, куда лежит его священный путь, ещё в самом начале войны немец угнал его возлюбленную, Наташу. И Алексей спешит освободить любимую из вражеского заточения.

Он становится третьим в связке «Егоров-Кантария». Нет, подвиг солдат, воздвигших Знамя на поверженном Рейхстаге не делится  создателями фильма на три. Иванов – один из  тех солдат, которые обеспечивают прикрытие.

Здесь же замечательно показано то, что каждый воин стремился к куполу Рейхстага, со своим знаменем, своим собственным вкладом в общую, большую Победу. И это не праздничное шествие триумфаторов, нет. Это – тяжелый бой.

Алексей Иванов, солдат-освободитель, очистив от врага свою страну, через всю Европу гнал его обратно в логово. Он победил. И он нашел свою возлюбленную.

Такая, по сути, притча о русском солдате. И именно он – главный герой картины. Что же до «правящей верхушки», то многие представители оной даже не имеют в титрах собственных имён. Сталин показан как мудрый отец, наставник и вождь, который неразрывно связан со своим народом. Выражая огромную любовь и почтение Вождю, режиссёр, конечно несколько «перегнул палку». По легенде, сам Иосиф Виссарионович в восторг от этой «оды» не пришел. Но воспринял её с долей присущего юмора. И здесь стоит ещё раз напомнить: фильм несёт элементы заздравной открытки к юбилею Вождя-Победителя.

Вождь-Победитель, окруженный преданностью и любовью своего народа, противопоставлен другому «вождю».

Гитлер предстаёт утрированным неврастеником, полным безумцем и ничтожеством, чьи неадекватные, отчаянные попытки выиграть войну на уже завершающем её этапе, когда надежды нет, вызывают негодование и возмущение даже среди ближайшего окружения.

Германия разочарована в идее сверхпревосходства арийской расы. Германия разочарована в своём лидере и народ посылает ему проклятья. Замечательно то, что, спустя два десятилетия, Ю. Озеров, снимая «Освобождение», переймёт и разовьёт многие сюжетные и изобразительные линии «Падения Берлина». И, пожалуй, единственная сцена, где режиссёр пытался максимально дальше отойти от фильма Чиаурели, сцена самоубийства Гитлера и Евы Браун, явно проигрывает на фоне сцены из «ПБ».

Чиаурели даёт два параллельных действия. Уже заполняют Берлинское метро бурные воды Шпрее. Оставленные на произвол судьбы, брошенные своим лидером, обречённые раненые солдаты и простые берлинцы, женщины, дети, старики, в отчаянии посылают проклятья Гитлеру. А он, торжественный и трагичный, такой же обречённый, как и те, что гибнут в метро с проклятиями на устах, совершает свой свадебный обряд. И таинство принимается как новая великая миссия, одна на двоих, для него и верной прекрасной Евы. Они идут на смерть и, умирая, забирают с собой свою нацию. Пирожное с ядом – как последнее причастие. Но на том о них больше никто не вспомнит ни единым добрым словом. Русские в Берлине.

Фильм мастерски снят. Каждый план максимально выразителен и ярок, будь то последние минуты Гитлера или торжественные кадры псевдоисторического прилёта Сталина в Берлин. Я думаю, последнюю сцену вполне можно рассматривать, как метафору, обличённую в грубую, нарочито осязаемую форму в угоду «понятности» во имя любви к киноискусству пресловутых «народных масс». Вовсе не как враньё в глаза победителям, штурмовавшим Рейхстаг. Конечно же, Сталин не был в Берлине. Конечно, он никогда не летал самолётами. Но метафорически, в День Победы он был со своим народом в поверженной Германии. Был в любом уголке освобождённой Европы и Советского Союза в момент, когда было объявлено о капитуляции врага. Это и хотел сказать Чиаурели****.

О главной победной сцене ликования у Рейхстага, пожалуй, не буду писать. Тут много слов можно сказать и по поводу единения народов, когда все шли к этой победе вместе, в едином строю, без оглядки на то, кто здесь русский, кто украинец, кто грузин, кто из Рязани, кто из Киева, кто из Москвы. Все здесь победители.

Всё повествование выстроено на условностях. Географически трудно определить место положения городка сталеваров, оказавшегося в оккупации в самом начале войны. Да, и нужно ли это? Действующие лица – лишь символические образы советских людей, частично исключая исторических персонажей.

«ПБ» - далеко не лучший фильм Чиаурели. Если брать по «Сталинской» теме, гораздо сильнее будут «Клятва» и «Незабываемый 1919 год». «Клятва» входит в программу обязательных просмотров, а «Падение Берлина» - нет. Хотя, для режиссёров и киноведов это благодатный исторический кинопласт для подробнейшего разбора.

«Падение Берлина» стоит быть увиденным. После него совершенно иначе смотрятся последние серии «Освобождения». И ещё один, относительно недавний фильм, в котором опальный генерал, до поры, как Илья Муромец, в ожидании урочного часа начала войны, сидевший… Сидевший в географически трудно определимом месте, подвергшемся бомбардировке в первые дни войны. Потерявший дочь, но отчаянно пытающийся отыскать её, попутно освобождая города и веси… И тоже имевший рандеву со Сталиным и его постоянную, неотлучную, правда, зловещую тень над собой… Эдакий парафраз!

Всё новое и, вообще, «следующее за…» - суть есть хорошенько подзабытое старое. А, если к этому старому время от времени, всё-таки, возвращаются, значит, наверное, не такое уж оно «низкохудожественное»?!

Несколько фактов.

Лента снималась на «Мосфильме». Новый корпус тогда ещё не достроили. На его остове была растянута диорама с видом Рейхстага. В кадре этого не заметно – ещё один повод отдать должное высокому мастерству оператора ленты.

Сцены затопления метро снимались в Первом павильоне «МФ». Там есть подвод воды. Первый и Второй павильоны смежные. Стена между ними не капитальная, разбирается и, при желании, там можно выстроить целый город с инфраструктурой, включая транспортную. Что, собственно, чуть позже, сделал Александров, возведя между Первым и Вторым Австрийский город Айзенштадт во «Встрече на Эльбе».

_______________________________________________
* пионер грузинского кино («Отарова вдова», «Клятва», «Георгий Саакадзе» и др.). Всесторонне образованный, одарённый человек, Мастер, владеющий профессиями скульптора, художника. Актёр, певец, режиссёр художественного и мультипликационного кино. Профессор, преподаватель ВГИК.

** яркий представитель отечественной операторской школы, Мастер, профессор ВГИК, создатель первых отечественных киносъёмочных аппаратов, один из первых операторов, начинавших работать с цветом. С посвящением Л. Косматову выходил «Справочник кинооператора».

*** впоследствии участник популярнейшего комического эстрадного и кинематографического дуэта «Тарапонька и Штепсель» (Тимошенко и Березин).

**** вспоминаем фильм «Звезда» А. Иванова (заодно стараемся забыть об одноимённом фильме Лебедева). В финале неожиданно вновь появляются все, как один, погибшие бойцы. Метафорически имелось в виду, что во время такой войны в едином строю сражаются и мёртвые, и живые. Но зритель ошибочно воспринимает иносказание напрямую. Герои остались живы, а, следовательно, у фильма счастливый, оптимистический финал…



Tags: кино и ТВ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «everybody eat fromage...»

    Oh, la la! Песенка-речевка (oder franzosisch rock&roll?!)! C'est superchouette! А барышня, кажется, Карла Бруни. Уехала с Карлом…

  • Ценные кадры

    Помню, как Кара, приступая к съёмкам очередного своего «chef d'heuvre», водил съёмочную группу телевидения по «историческим…

  • Предтеча «ЗнаТоКов»

    «Солдаты в синих шинелях». Можно подумать, что далее речь пойдёт о доблестных сотрудниках НКВД, боровшихся с бандитизмом в годы войны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments