kineska (kineska) wrote,
kineska
kineska

Category:
  • Mood:

Роберт Саакянц

Я не умею писать некрологи. Вообще, призывы к коллективной скорби – не моё амплуа. Хотя бы в силу моего отношения к этой жизни. За тем порогом всех страшит неизвестность и лишь немногих – небытие…

А бытие – понятие мирское, материальное. Тут остаются наши дела и поступки.

Ушедших принято поминать только добрыми словами. Какие по этому поводу имеются клише? «Уходят лучшие». Вроде бы, пафосно и трагично, но, a propos, - вылив ушат помоев на тех, кому ещё какое-то время тянуть и тянуть эту лямку… Мы-то ещё остаёмся… Мы-то ещё здесь и сейчас…

Звёздные покойники разного калибра и разного масштаба дарования со странной скрупулезной методичностью продолжают и продолжают записываться в лучшие… Что ж? Лучший мир открыт для всех. Но мы-то ещё задержимся тут на какое-то время. Для нас, уходя, лучшие оставляют частичку себя на столе под салфеточкой. Это книги, открытия, стихи и песни, фильмы, дома и машины и вообще – что угодно, в чём лучшие сумели преуспеть, будучи среди нас. Стремительный век! Мы порой даже, если и знаем их имена, нечасто припомним, как они правильно звучат. Их наследие вызывает куда более живую реакцию. «Бумбараша» знают все. Кое-кто вспомнит Золотухина в контексте, продвинутые назовут Гайдара, а фамилии Рашеева и Митько никому не скажут ни о чём. Парадокс! Творение живёт, а творцы – за кадром. И тому множество примеров. Нерукотворные и рукотворные памятники остаются в этом мире как вешки, обозначившие этапы человеческой жизни на этой земле, а, что там, в лучшем мире, не знает в точности никто.

Я несколько дней ходила оглушенная трагической вестью. Не озвучивала, не передавала другим, точно боясь или надеясь, что всё окажется грубой ошибкой журналистов. В Ереване скончался Роберт Саакянц. Художник-мультипликатор, замечательный кинорежиссёр, большой, самобытный мастер. 

Отсчёт этапов его творческой карьеры официально начался в 80-х. Тогда наметился очередной взлёт отечественной мультипликации, отмеченный приходом в режиссуру молодых с их свежим взглядом на мир, с поиском новых изобразительных форм, хулиганским задором, искромётным юмором и отчаянной смелостью. Эдуард Назаров, Гарри Бардин, Александр Татарский совершили настоящий прорыв. Свой собственный прорыв в это же время совершил и армянский режиссёр Роберт Саакян. Неподражаемые, легко узнаваемые по манере и своеобразному видеоряду, уморительно смешные и временами остро язвительные ленты покорили всех. Сложная внешняя форма, доходящая порой до абсурда, не отяжеляла процесс восприятия. Помню, что сама придумала шуточное проклятие коллегам, когда училась на художника-аниматора: «Чтоб тебе работать фазовщиком у Саакянца!». Уж мы-то, в цеху, знали, о чём речь! Мультипликация в ту пору была целиком рукодельной. Даже контурные линии наносились на целлулоид вручную. А подвижная, беспрестанно меняющаяся, перетекающая в разные формы, картинка Саакянцевских фильмов с технической стороны требовала приложения неимоверных усилий, либо целой армии мультипликаторов… А результат радовал всегда. Лент было немного. Широко известны они под общим кодовым названием «Арменфильм». «В синем море…», «Масленица», «Небылицы», «Говорящая рыба» стали поистине культовыми сразу. Но были фильмы «второго эшелона», не имевшие столь широкой аудитории. Это ленты «Урок» и «Ветер», всего раз или два прошедшие по ТВ в ночном показе как мультфильмы для взрослых. Со взрослыми Саакян говорил иначе, как с более суженной аудиторией. Поголовно у всех видевших абсолютного приятия фильмы не вызвали. Хотелось бы верить, что ленты не утрачены безвозвратно и однажды появятся где-нибудь в тайном уголке всемирной сети. Как появился незабываемый "Кикос" 1979 года.
Мастер возвратился ко многим своим ранним фильмам, искусно вплетя их в, своего рода, дайджест, сериал «Таверна». У меня этот проект вызвал двоякое чувство. С одной стороны, безусловно, множество позитивных эмоций, с другой… Не знаю, странно, когда мастера такого масштаба начинают повторяться. Примерно то же самое, после своих лучших фильмов, делает в большом кино, например, Геннадий Полока. Саакянц, возможно, пробовал использовать для воплощения старых идей новые техсредства, компьютер, пришедший на помощь аниматору в начале 90-х. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо. С другой… В большом кино существует такое понятие как «коллективная душа», состояние зрительного зала в момент просмотра. Зрители подключаются к видимому на экране, ловят волну посыла, идущую от создателей к каждому из них. «Коллективная душа» идёт от непосредственного человеческого общения с создателями полотна через их творение. Понятие возникло в эпоху рукотворных шедевров. Время же технического прогресса не богато удачами. Техника ли в том виновата, новое ли отношение к творчеству – сложно сказать. Картинка становится совершеннее, звук чище, рисунок чётче, а какое-то очень важное звено из общей цепи всё-таки выпадает…

 

 

Tags: даты, искусство, кино и ТВ, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments