Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Микки

Книга книг

В ней написано о каждом из нас. Каждый, без исключения, найдёт здесь о себе волнующие строки. Здесь всё. От рождения – до смерти. Все наши желания, пороки и страсти. И единственно верный путь к исцелению души.
Collapse )
Микки

Мне приснился Ленинград...

Мне приснился Ленинград. Ночью, с какой-то делегацией (!) прибыли мы на Московский вокзал. Темень была непроглядная! Даже сон показался бы чёрно-белым в такой темноте! Но он был цветным! Только что прошел дождь, мокрый асфальт бликовал, бликовал мокрый поезд, рельсы; бликовали наши мокрые чемоданы. У меня был бордо с выдвижной ручкой, на колёсах, какого у меня сроду не было и не будет. (Я всюду езжу со стареньким, маминым, с которым она ездила в своё время на Целину: мне так прикольно.) Бликовали даже лица людей.

Нас кто-то встречал. Встречали сразу у поезда и было ощущение, что сделано это ради того только, чтобы мы не разбежались.

Collapse )
Микки

«Яблочный Спас»

Рождённая под праздник и младшая в семье, каждый день рождения мама получала самое большое и красивое яблоко.

Яблоки привозили из колхоза. Один раз, маме было года три, бабушка взяла её с собой. «Мы привезли тогда большую-большую сумку!» - Рассказывала она.

Я слушала и в моём представлении рисовалась идиллическая картинка. Лето, остывающий день… Не знаю, почему, но мне рисовался именно закат. Великолепные солнечные режимы. Травы лежат от жары. От дороги стелется пыль. Женщина с девочкой и большой сумкой идут через поле… Почему-то рисовалось что-то вроде степи. Не знаю, почему. Просто красиво. Как разливается по земле багрянцем гаснущий закат, как струится от земли горячий, звенящий цикадами зной.

-Только зачем ехать за яблоками в колхоз, если можно купить?

Collapse )
Микки

МОСКИНАП скоро снесут…

Грустно. Он был частью моей жизни. Как железная дорога под окном, как запах свежего солода со стороны пивзавода. Как коренные останкинские дубы и «понасаженные» тополя. Как парк, Телебашня и пруд. Как львы-привратники на ступенях шереметьевского дворца и великолепный Давид, простирающий руку в сторону ВДНХ.

Как дача академика Королёва,
затоптанная многоэтажками, задавленная корпусами всевозможных телестудий и телеканалов, и прочих развлекательных точек.

Как поле в желтых сурепках. Как эхо… Как?! Вы не знаете, где жило это эхо и, где было это поле?!
Значит, вы – чужой.

Collapse )


Что будет на этом месте? Очередной ЖК наркоманской расцветки, который перекроет свет южным окнам домов по Королёва? Или бестолковый ТЦ наркоманской расцветки? Или ОЦ, бессмысленный, как процесс? ХЗ…
Но счастья на этом месте никому не будет!
Микки

Цугом

Продвигаемся в немецком. "Крот" по-немецки - "жаба". А "Шильдкрот" - "черепаха". Жаба с шильдиком. С одной стороны - не верь глазам своим, читай, что на шильде написано. С другой "шильд" - "щит". Жаба с щитом - читай: черепаха. Потрясающий язык!
Нигде, мне кажется, больше нет такого огромного количества похожих слов. Что и составляет главную сложность языка, а также подвигает к лучшей чистоте произношения.
Один "цуг" чего стоит! Во:
А просто "цуг" это "поезд". В смысле, та часть, где вагончики, без паровоза. Во, как!
Микки

Мусорная реформа на марше

Мусор, он ведь тоже, не столько в контейнерах, сколько в головах.
Тут вчера договорились, что расчет пойдёт от количества баков, закреплённых за конкретным домом. Сколько закрепили, на столько и умножать. И будут теперь бешеные бабки гонять чужаков от своих помоек: «где плотите, там и сорьте».

У моей приятельницы эта эпопея началась аж лет 10 назад. Живёт она в предместье и ездит на работу в Москву. Удобно: с местного автобуса, в черте Москвы, пересаживается на городской и едет до самой своей работы. Автобусы ходят по расписанию. Барышня выходит всегда в одно и то же время. Дом у неё многоквартирный, длинный, как китайская стена. А её подъезд в середине. Когда-то был проходной – было совсем удобно ходить к остановке. Но, поскольку ходили все, кому не лень, к тому же, не только на остановку, но, по-маленькому и по-большому, этот проход забили. Но всё равно удобно.

Collapse )
Микки

Юг-Юго-восток

Прочла в ленте про транспортный коллапс в районе Выхина, случившийся, «благодаря» розовому аппендиксу бывшей Ждановско-Краснопресненской линии, высунувшемуся за пределы города.

С этим ужасом я столкнулась впервые лет пятнадцать назад, когда везла компьютер в единственную «фирменную» гарантийку, расположившуюся на бывших полях аэрации Марьина. На моей практике такое было впервые, когда входишь на станцию и тут же встаёшь в плотной толпе и до платформы надо ещё дойти, что непросто и нескоро! Но и это ещё не всё потому, что далее надо попасть в поезд. Там были уже эти новые серые поезда, в торцах вагонов которых для лучшего утрамбовывания пассажиров отсутствовали сидячие места.

Collapse )
Микки

А, кстати, почему? (a propos)

Почему у Учителя крестьянин зимой и - на телеге?!
Дровни, розвальни, сани - чёрта лысого! Телега!!!
Пушкина не читал?
Зима, крестьянин, торжествуя, на чём там обновляет путь?
Мелочь, скажете?
Это не мелочь.

Collapse )



Микки

«Здесь птицы не поют, деревья не растут…»

У меня при слове «Новокосино» возникало перед глазами широкое поле до горизонта, с торчащей острой соломенной остью потому, что сено скосили и сметали уже в ароматные стога и оно преет под ярким солнцем. Звонко беснуются ошалевшие от жары кузнечики: «коси-коси-коси». И сам воздух будто вибрирует в такт их смычковой группе, а по тропинке, пересохшей и утоптанной под стать бетону, шествует неуверенной своей походкой долговязый паук «коси-нога»…

Collapse )